Category: техника

Category was added automatically. Read all entries about "техника".

Интонации.

Ловлю что-то новое в интонациях молодых человечков, работающих на отечество.
Где-то писал уже, кажется, в "Фейсбуке", как такой молодой человечек ходил по квартирам, зазывал на "организованное администрацией района мероприятие в честь Дня России". И как искренне изумился, и даже немного разгневался, когда я не стал с ним разговаривать.

На днях в центре города меня остановили двое подростков в белых трусах и майках. С какими-то планшетами.
- Можно, - говорят, - вас на минуту.
- Нет. - Иду себе мимо.
А вслед все то же, изумление и гнев:
- Вы что же, не хотите помочь Собянину?!

Не хочу, мальчики. Более того, я хочу ему помешать, но не знаю, как.  

Люблю, когда река.

Вчера мы доедали послезавтра,
Пока я не увидел динозавра,
И, если ты еще не слишком я,
Забуду я задор механизатора,
И так скажу, волненья не тая:

Люблю, когда река впадает в транс,
А дерева играют в преферанс,
Люблю, когда в любви есть место боли,
И первый раз – как будто в первый раз,
И вспаханное вспыхивает поле,

И небу врет вертлявый вертолет,
И никуда  плывет в бокале лед,
И мы верны, как снегири рябине,
То родине, а то наоборот, -
Чужбине.

Для памяти, ну и тема дня.

Не порываясь отрицать величия и заслуг покойного, - к чему отрицать очевидное, - я все же позволю себе думать, что свечи, цветы и надкусанные яблоки, которые сегодня по всему миру несут к магазинам (магазинам!) компании Apple, говорят не о столько о величии и заслугах покойного, сколько о мире вокруг.
Который, кстати, не так уж сильно изменился за последние лет двадцать, вопреки написанному во всех вообще сегодняшних некрологах.


Или вот, для наглядности, маленькая девочка пишет в блог:

Этой ночью мои iphone и ipad не зарядились. Не смотря на то, что были подключены к исправному пилоту, а электричество дома не отключали. Первый утренний, но последний для неумолимо садящегося айфона звонок: «Ты знаешь, что Стив Джобс умер? Держись там!» И простая мысль в голове – они знали раньше, чем я. Теперь до конца дня экран у них будет черным.


http://elendhel.livejournal.com/55922.html

Нургалиев разрешил.

Был сегодня в полиции - давал показания по поводу истории с украденным из съемной моей квартиры ноутбуком. Хоть и нечего сказать особо - ну, украли. В Азии ноутбук - первое, что крадут.

Стоял в темном коридоре, ждал своей очереди. Вдруг, вижу, идет мужичок. Невысокий, крепкий. В солнцезащитных очках. В полутьме-то. Замысловато так идет. Врезаясь в стены. Сложными зигзагами. Как боевой корабль, выполняющий противолодочный маневр. Пьяный, иными словами, в хлам.
Подходит к туалету. Ломится. Дверь закрыта.
Подходит ко мне, закуривает(!):

- Вот, - говорит, - в жизни не думал, что придется в ментовке обосраться.
Я молчу. Ну, удивляюсь несколько, - ситуация для госучреждения, да еще и непростого такого кажется мне нетривиальной. Я молчу, а он хочет дружить:
- Не ссы, - говорит, - я ментов больше твоего ненавижу. Может быть.
И неожиданно:
- Давай их тут всех отпиздим?
- Нас двое, - отвечаю, - их много. Не стоит.
Он теряет ко мне интерес - очевидно же, я не боец, - и отправляется по коридору дальше. Открывает какую-то дверь, заглядывает, и кричит туда:
- Пойдем поеебемся!
Ну все, сейчас его начнут убивать, думаю я.
Но нет.
Из кабинета выскакивает девушка, торопливо идет по коридору.
- Давай поеебемся! - настаивает на своем герой.
- Ты мне не нравишься, - отвечает девушка, скрываясь за дверью другого какого-то кабинета.
- Ну вот, бля, начинается, - сокрушается он искренне.

Тут вышла следователь моя.
- Это ваш друг? - спрашивает.
- Нет, - отвечаю я, - мы не успели подружиться.

Возможно, у меня уже галлюцинации. Иногда мне кажется, что Пермь - вообще моя галлюцинация, сейчас таблетки наконец подействуют, и я приду в себя.

Загадочные пермяки

проникли сегодня, пока я трудился, в пермскую мою квартиру, и вынесли из нее ноутбук. Загадочные, потому что там было нехитро спрятано некоторое, по местным меркам - так даже значительное, количество денег, а ноутбук был стар, как иудейский патриарх, и годился только на запчасти.
Да еще и принадлежал знаменитому в Перми Ивану Колпакову, которого, конечно, жаль.
Дверь, кстати, не взламывали, аккуратно открыли и так же аккуратно закрыли.
Я вызвал хозяйку, которая, в свою очередь, вызвала зачем-то спасателей, а сам отправляюсь куда-нибудь подлечить нервы, поскольку осадочек гаденький все-таки остался.

Еще и деньги на московском телефоне кончились с необычайной уместностью.

Однажды

президент РФ уволит Н.Тимакову с поста, ныне ею занимаемого, всех ведь увольняют.
И прокричит она тогда, от души, на известный мотив:

Я помню все твои гаджеты,
А ты, а ты, ну и гад же ты!
Но по-че-му?

Новгородское дело.

У меня есть два вопроса.
Первый: можно ли предположить, что присяжным в суде все же показали нечто, способное их убедить (замечу, кстати, что в публичную сферу попадали очень странные пока доказательства: у обвинения - близорукий мальчик, который что-то там увидел, насколько я понимаю, из такой позиции, из которой видеть нечто одарены способностью только он и Олег Кашин, но и у защиты - "посмотрите в эти прекрасные глаза, разве она может убить?!")?
Ну, то есть, интересны мотивы присяжных. Рассуждения типа "колхозные суки из ненависти осудили девочку, сумевшую приподняться над миром грязи и ужаса" оставьте себе, а вот разумные соображения реально интересны.
У меня их как-то нет. Ну разве что прокуроские вставляли паяльники в анусы присяжных, не вовсе невероятно, конечно, но как-то странно.

И есть еще второй вопрос, который я не буду задавать.

Заправлены в планшеты космические карты.

Собрался в дорогу. В портфеле - бутылка виски (пятнадцать часов идет поезд, обалдеть) и, в подарок М.Орлову, книга "Портрет сторонника Путина".
Я тут часто, заскучав, книгу эту перечитываю и об М.Орлове вспоминаю.

Тезисно.

1. Уходить отсюда не хочется. Мы все убили немало сил и времени на создание этого сообщества. Мы здесь живем.
2. Права собственника не оспоришь. Это их сайт и делать они могут все, что захотят.
3. Война бессмысленна, потому что мы обречены. Надо пытаться если уж не организовать, то хотя бы симулировать конструктивный диалог.
4. Соответственно, обращаться в АТ надо, не качая права, которых нет, а пытаясь объяснить, что они, люди исключительной мудрости, все же не всегда способны понять, что именно происходит в нашей деревне (традиционные способы ведения дискуссий в русском интернете, эпатаж как художественный прием, роль и заслуги популярных пользователей, пострадавших в результате погрома, и все такое).
5. Необходим механизм регулирования таких споров (с правом окончательного решения за владельцами сайта, потому что все равно по-другому не будет). Таким механизмом могло бы стать, например, комьюнити, куда АТ будет выкладывать донос, спорный постинг и голосовалку - преступление перед нами или нет. В комментах зарегистрированные пользователи смогут мотивировать свое мнение (вдруг кто прочтет). Я думаю, мы способны предложить и правила комъюнити, которые устроют администрацию, и модераторов, которые избавят наших американских гостеприимцев от необходимости обдумывать смысл фраз типа "Сцука, учи албанский".
6. Все это будет иметь только совещательное значение, но, по крайней мере, позволит им оценивать степень адекватности собственных решений нашей реальности. Ну и плюс, будучи в целом хорошего мнения о людях, подозреваю, что публикация имени доносчика многих заставит задуматься.
7. Такое предложение, с должным количеством подписей и внятным описанием ситуации, сможет привлечь внимание влиятельных интернет-сми на Западе, а это, вообще говоря, единственное, что может нам помочь. Желательна поддержка лиц, которых в этих самых западных сми зовут "рашнз интернет-гуру", писавших туда статьи и дававших интервью. Я многих знаю лично и поговрю.
8. Единственное требование, а не просьба или предложение, - безоговорочное восстановление всех дневников, удаленных в последние дни. Я думаю, они могут пойти на такую уступку, узнав, какие мы, в принципе, зайки.
9. А когда это все не сработает, тогда, конечно, надо уходить, громко хлопнув дверью.