Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

Записки тугодума – вернули Крым.

Давно про это думаю, но записать ленюсь: вот, помнится, в преддверии стыдных собянинских «праймериз» бывший деятель «молодежных движений» Шумский загадил всю Москву плакатами «Вернули Крым – вернем и Москву без пробок».
А ведь это, помимо прочего всего, еще и вранье. Мы Крым не вернули. Мы только-только его забрали, а возвращать, похоже, вообще не планируем.

Почему этот тип не сидит еще за сепаратизм по закону Яровой?

Поможем Вике Ястребовой.

ДРУЗЬЯ! ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ НА ВАЖНЕЙШИЙ АПДЕЙТ. СТАРАНИЯМИ ОДНОГО МОЕГО ДОБРОГО ДРУГА, КОТОРЫЙ НЕ ХОЧЕТ СЛАВЫ, ВСЯ СУММА СОБРАНА. ВИКЕ СДЕЛАЮТ ОПЕРАЦИЮ, А ИНТЕРНЕТ - ВЕЛИКАЯ ВЕЩЬ! СПАСИБО ВСЕМ, И ОСОБЕННО ОДНОМУ ПАРНЮ.

ЭТО, КОНЕЧНО, НЕВЕРОЯТНО.


Простите. Вообще я не мастер писать такие вещи,  но я все-таки попробую.

В городе Томске (Западная Сибирь, полмиллиона жителей, на гербе – белый конь, на дыбы вставший)живет девочка Вика Ястребова, четырех лет. Хотя нет, дети в этом возрасте любят ведь предельную точность: Вике четыре года и шесть месяцев. В декабре будет пять.

И ровно два года назад врачи обнаружили у девочки врожденный порок сердца. Сначала думали – все не страшно, но потом стало понятно, что нет. Страшно. Дефект межсердечной перегородки, нужна операция.

Дорогая операция. Или не очень дорогая, если речь о спасении маленькой, только начавшейся жизни. 253 тысячи рублей, из которых 55 уже есть. Осталось найти 198. Эндоваскулярная операция – эффектная вещь, когда не нужно вскрывать грудную клетку, можно обойтись небольшой пункцией под местным наркозом, а дальше уже хирург колдует, в экран глядя. Будущее, которое стало настоящим. Вот только оборудование требуется дорогое и специалисты – особые.

Отец Вики – участковый в Омске, мама, с тех пор, как выяснилось, что у младшей – порок сердца (есть еще старшая дочка, 9 лет), работать не может. Сидит с дочерью. Отец зарабатывает сорок с небольшим в месяц. Деньги на операцию взять неоткуда. За помощью родители обратились в «Русфонд». Известнейшая благотворительная организация, семнадцать лет работы. Они многим помогли, и Вике, конечно, помогут, если мы поможем им. 198 тысяч.

Я разговаривал с мамой Вики, Юлией Ивановной. Вика – живая, веселая, гибкая, любила гимнастику, хотела стать настоящей звездой. Но гимнастикой больше заниматься не может. Очень быстро устает. Синеют губы, а силы уходят. Она маленькая совсем. Она и понять не может, как так мир, который был ей открыт, вдруг предал. Как так, почему она больше не может бегать, играть. Ей не объяснишь, что это лотерея, черный билет, что она – тот самый единственный невезучий ребенок из сотни. Один процент детей рождается  с врожденным пороком сердца.

198 тысяч всего. Я понимаю, что у вас, как у меня, куча важных дел, собственных проблем, и времени хватает только на то, чтобы порассуждать о судьбах страны и мира. Но вот это – реальный шанс сделать невероятное, настоящее дело – спасти человека. Маленького человека с которым мир, без всякой его вины, обошелся с предельной жестокостью. Всего 198 тысяч.
Вот здесь, на сайте фонда перечислены способы, как помочь. Простые варианты – с карты, с мобильного, через терминалы связи http://www.rusfond.ru/bloggers/028
А вот здесь можно посмотреть на саму Вику.
http://www.rusfond.ru/letter/39/7606

Всего 198 тысяч рублей. Их ведь не трудно собрать, правда? Это не мы даем Вике шанс выжить. Это она дает нам шанс сделать что-то, хорошее по-настоящему.

Юлия Ивановна, когда я с ней разговаривал, больше плакала, чем говорила. Мы договорились созвониться еще раз. Я вам расскажу про Вику больше, а вы не упускайте свой шанс.

(На всякий случай, для недоверчивых. «Русфонду» не доверять оснований нет, а у меня на руках – копии всех возможных документов вплоть до справки о доходах отца Вики Ястребовой. И еще – просили указать, что все это в рамках совместного проекта ЖЖ и «Русфонда» - «Эстафета помощи».)
 

Как теперь пишут или Вот и все у них так.

«Вечерняя Москва» накануне украинских выборов, в рядок две статьи.

В одной некто Алексей Зернаков сообщает:

«А если говорить прямо, то грядущие «выборы» все больше напоминают какой-то балаган. Сначала — смешной, а потом — страшный. Примерно в такую же «демократию» на оккупированных территориях играли нацисты в годы Великой Отечественной войны. Тогда также подбирались надежные кандидаты в бургомистры, а избирательные участки охраняли молодчики мышино-серо-орластых мундирах».

Ну это ладно, впрочем, это дело привычное.
Дальше — лучше. Екатерина Рощина, «Охота на журналистов». Речь, естественно, про Сидякина с Сайченко, сэйв ауа гайс и вот это вот все, а в финале:

«Один за другим на Украине запретили к вещанию основные российские каналы. Зато — тадам! - у скандального «Серебряного дождя» там ренессанс, это самый желанный и самый разрешенный канал. И «Серебряный дождь» в долгу не остался. Показал, например, карту: Крым по-прежнему в составе Украины».

Вот уж, Екатерина, тадам так тадам.

В записную книжку.

Плохие времена для людей, привыкших следить за речью. Все вокруг превратились в занудных отличников, интересующихся только оценками. Буквально. - А как ты оцениваешь?

А вы как оцениваете массовое убийство, например? Нет, серьезно, интересно, каковы критерии оценки? По количеству погибших (как в российском официозе — до ста трупов — региональный траур, больше ста — национальный)? По тому, симпатичны вам лично или нет погибшие?

Есть история Одессы, которую вбивает сейчас в головы сограждан российское телевидение. Украинские нацисты прошли «маршем устрашения» по «улицам русского города», «круша все на своем пути», и нападая на «прохожих и сторонников федерализации». (В кавычках — дословные цитаты из выпусков «Вестей»). Потом подожгли Дом Профсоюзов, где пытались спастись, «в основном, старики и женщины». И добивали раненых.
Есть история Одессы с другой стороны: мирные участники марша за единство Украины, отступая под натиском пророссийских бандитов, загнали бандитов в Дом Профсоюзов, где те сами, по скудоумию, себя подожгли; раненых спасали самоотверженно, а если кого и побили, - так для его же блага, чтобы процедурам спасения не сопротивлялся.
Знаете, что самое интересное в этих двух версиях? Самое интересное — что между ними нет вообще никакой разницы. Нет разницы между ложью и ложью. Существование обеих версий — катастрофа. (Заметьте, это мы еще радикальные варианты в расчет не берем, от «закатать в отместку бандеровскую сволочь в асфальт, сжечь в домах, раздавить танками» и до «колорадского шашлыка»).

И я не вижу, где тут место для оценок. Трагедия на троечку? Кошмар на твердую пятерку? Как может выглядеть оценка? Составить цепочки из виноватых и мериться — у кого длинней? Оно, может, и не вовсе бесполезно, но...

Но вовсе не следить за речью не получается. Сами собой появляются заметки в записной книжке. Так, например, меня смущает скорбь, которую надрывно демонстрируют адепты «русской весны». Люди месяцы потратили на то, чтобы затолкать соседнюю страну в ситуацию гражданской войны с интервенцией. Тем и жили, есть и спать забывали (как сами с гордостью признаются). И вот, когда нечто, похожее на гражданскую войну, наметилось, вдруг зарыдали. Хотя последовательнее было бы радоваться исполнению желаний.
Есть подозрение, что радость присутствует: почти религиозный пафос, обязательный теперь для русских ястребов, обсуждающих одесские события (даже на уровне словаря - «мученики» и т. п.), - является, помимо прочего, еще и средством маскировки этой самой радости, т. е. чувства довольно стыдного.
Пафос ведь в 90% случаев маскирует либо гнусные мысли, либо полное отсутствие каких-либо мыслей.

Или еще — куча мыслителей, включая самого Пескова, высказались: Одесса показала нам, что было бы в Крыму, кабы не русские войска. Но что говорит человек, говорящий такое? Он говорит, фактически, что в Крыму сторонники аннексии были в меньшинстве, и что даже небольшой группы местных радикалов хватило бы, чтобы с ними зверски расправиться. И что только оккупация позволила этого избежать.
Вот я на что уж к возвращению Крыма в родную гавань отношусь скептически, но до таких радикальных мыслей не дошел.

Хотя все это, конечно, никчемная шелуха. Тяжелые последствия дурной привычки следить за речью.

Точка на потолке.

Представим себе неприятную бытовую ситуацию. В компании людей, мирно выпивающих, один (причем один из самых здоровых и явно не из самых мудрых) вытаскивает вдруг пистолет, и выпучив побелевшие глаза, начинает рычать:
- Порешу, суки, демоны, обложили, по одному, мля, за Севастополь ответите!

Ну, в общем, бывает. Сам по молодости видел.

Что в такой ситуации делает человек, скажем так, храбрый? Человек храбрый бросается отнимать ствол. И, может быть, отнимет. А может быть, получит неприятное пулевое ранение. Еще ведь девочка Алиса знала, что если долго держать в руках раскаленную кочергу, рано или поздно станет немного больно. С пулей похожая ситуация. Если в вас попадет пуля, тоже станет немного больно.

Человек недалекий взывает к разуму дебошира. Или напугать пытается.
- Вася, ты что, какие демоны, мы ж друзья твои. Вася, посадят же, ну что ты в самом деле...

Хотя пена, обильно из Васиной пасти текущая, лучше всяких слов объясняет, что клал Вася на последствия.

А вот что делает человек умный? Человек умный говорит:
- Вася. Отлично ты смотришься с пистолетом. Такой ты мужественный сразу. Вообще. Но кажется мне, что в ту вон точку в углу зала на потолке ты, Вася, не попадешь. Ну, вот не попадешь, хоть на что поспорим.

И вот потом уже, когда Вася высадит обойму в воображаемую точку, можно аккуратно пистолет забрать и заказать минералки.

Что они творят, какие санкции, какой Сечин? Не пугать надо. Благодарить надо.

- Владимир Владимирович, потрясенное мировое сообщество до сих пор не пришло в себя после Игр в Сочи. Никогда в мировой истории не случалось ничего подобного. Это величественное зрелище заставило мир в полной мере оценить превосходство традиционных духовных ценностей, исповедуемых Россией. Понимая полную свою неспособность хотя бы приблизиться к образцу, заданному вами, мы приняли решение просить вас о проведении на территории РФ перманентных Олимпийских игр.

И сразу все при деле. От вороватых олигархов, до голоштанных патриотов. И ни войн тебе, ни иных кровопролитий.

И так пока главный любитель спорта не успокоится. Все ведь люди мы. Всем успокоиться предстоит.

Ким Сыр Омск.

Прочел на днях где-то, будто Ким Чен Ын, солнцеподобный лидер нации и великий полководец, привык за время учебы в Швейцарии к местным сырам, и крайне опечален состоянием сыроваренной промышленности Северной Кореи.

И немедленно подумал я о бедах жителей Омска (никогда я не был в Омске, но о бедах жителей Омска думаю регулярно, так уж вышло; просто есть у меня подчиненный-омич, и это беда). Вспомнил, разумеется, об омском заводе "Сыры", где омичи купались в молоке.Завод, кажется, банкротят.

А ведь солнцеподобный лидер мог бы спасти завод, прославивший Омск. Восточная кухня - дело темное и странное, они там чего только не едят. Вдруг Киму понравились бы сыры, приготовленные на основе настойки из омичей? Согласитесь, все-таки ингредиент нетривиальный.
Ну а уж жителям страны его любая вещь, хотя бы отдаленно похожая на еду,  точно понравилась бы.

Страх и отвращение в Москве.

У нас было два миллиона двести тысяч вопросов, заданных по телефону, семьсот тысяч смс, двести пятьдесят тысяч вопросов, присланных на сайт и целый арсенал разнообразных сумасшедших в студии — разогнаться, притормозить, повопить и посмеяться.

Все это мы собирали три недели, носились как угорелые по всей стране — от Лиссабона и до Владивостока, брали все подряд. Не то, чтобы без всего этого нам в ходе прямой линии было не обойтись, просто когда начинаешь общаться с народом, как правило, трудно остановиться.

Одни только видеовопросы вызывали у меня беспокойство. Нет на свете ничего беспомощнее, безответственнее и безнравственнее, чем человек, записывающий на смартфон видеовопрос президенту. А я знал, что скоро мы доберемся и до этой дряни. Всё остальное мы уже опробовали, и сейчас самое время вывести их в эфир. И разговаривать оставшиеся два часа, глядя на людей в безобразном судорожном оцепенении с текущими изо рта слюнями.

Конец цитаты.

Прекрасный новый стиль официальных документов МИДа. (Спасибо Александру Морозову за ссылку):

"17 марта в Россию со срочным визитом запросился Председатель Европейского Совета Х.Ван Ромпей.

<...>

Однако Председателя Евросовета в Москву не пустили. Причем не пустили свои же. Дескать, зачем ему надо знать правду, если и так все уже решено. Есть свои герои украинского кризиса - боевики «Правого сектора» и нелегитимное правительство, в которое входит целый ряд откровенных фашистов. Есть и свои «виновные» - Россия и народ Крыма, которые отказались принять логику неонацистского путча. Есть, наконец, и всевозможные санкции, которые вводятся независимо от того, что Россия сделала или нет".

Конец, как говорится, цитаты.

http://www.mid.ru/brp_4.nsf/newsline/3C091F74D1D63E5644257CA00022D2C3

Замечательная мысль.

В заведении, где мы обедали, выдавали бесплатно газету "Вечерняя Москва".
Ознакомился с колонкой. Блестящий текст, помощнее даже тех, что украшают "Известия" и "КП".

"В программе Соловьева высказали замечательную мысль: есть время разбрасывать камни и есть время камни собирать".

Ну а что, реально ведь замечательная мысль. Молодцы участники программы Владимира Соловьева.

И ниже, тоже здорово.

"Но было и другое шествие. Шествие номер два, так сказать. "Против присоединения Крыма" - условное название. А я бы еще добавила - "за фашизм".

Ссылки не даю из традиционного гуманизма, но автора зовут Екатерина Рощина.
Буду теперь следить за творчеством.

Выписи. Стада Бармаглотов.

В свежеизданном «Дневнике путешествия в Россию» Кэрролла (Челябинск, «Энциклопедия», 2013; кстати, да, Кэрролл был в России, похвалил щи, купил икон и сувениров, вообще, остался доволен) — в качестве приложения какой-то хаотичный набор русских и переводных статей про Алису, Снарка и прочих Буджумов.

Есть, в частности, обзор русских переводов Jabberwocky. Некоторых я раньше не видел.

Вот, допустим, Щепкина-Куперник:

Было супно. Кругтелся, винтясь по земле,

Склипких козей царапистый рой.

Тихо мисиков стайка грустела во мгле,

Зеленавки хрющали порой.

Заковыристо. «Супно» - красиво придумано. Но энергии нет.

А вот, например, Успенские:

Сварнело. Провко ящуки

Паробуртелись во вселянке;

Хворчастны были швабраки,

Зелиньи чхрыли в издомлянке.

Кому, говорят, нравится попадья, а кому — разные иные предметы, но на мой вкус совсем графомания.

И некому сравниться с великим вариантом Орловской. Варкалось и так далее.

Первый раз я читал про Алису в возрасте нежном, валяясь с воспалением легких в провинциальной больнице. Когда температура позволяла открыть глаза, вокруг так все и было. Хливкие шорьки пырялись по наве.

Такое как забудешь.