Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Короткое эссе о человеческой неблагодарности и упущенных возможностях.

Вечер. Тихий провинциальный город. Машин мало — хотя я в квартале от главной улицы. Белая стена монастыря. Пахнет свежескошенной травой, которая тут же, под стеной, и сохнет. Березки, домики деревянные. В общем, как принято в Москве выражаться, - Русь.

Вдоль стены шагаю я без цели, а навстречу мне, как выяснится через минуту, с целью — человек.
Человек лет неопределенных, одет в рубаху, бывшую некогда белой, идет замысловато. Тело его изогнуто, - этакая полудуга, и движется он зигзагами. Вот-вот, кажется, рухнет человек в пахучие травы. Но нет. Держится.
Тормозит. Глаза — белые, как рубаха. Ну, то есть, именно — как рубаха. Мутновато-белые. На лице — ссадины. Он даже не пьян. Про человека, который хоть изредка трезвым бывает, можно сказать — пьян. Про этого — нет. Он просто всегда такой.
- Дай мне денег, пожалуйста! Мне очень надо! Понимаешь!
И так это естественно, что я отдаю ему всю мелочь.
- Спаси бог!
Иду дальше. Сворачиваю за угол. Любуюсь резьбой наличников и странными надписями на заборах. «Будулай форева», например. И тут навстречу мне — старый знакомый. Зигзаги все те же.
- Дай денег, пожалуйста! Мне очень надо!

Я не то, чтобы святой или даже добрый. Нет, я злой. Но добро разным людям иногда все же делаю. По инерции. И спокойно отношусь к тому, что люди про добро, которое я им сделал, забывают. Через неделю или через год. Не важно. Мне кажется, это нормально. Так уж люди устроены. Я и сам такой же.
Но чтобы человек через три минуты забыл — это все же какой-то перебор. Как-то даже обидно.
- Отвали, мужик, - говорю я вежливо, чуть выставляя вперед локоть, чтобы избежать ненужного контакта.
Некоторое время неблагодарный мой знакомец идет за мной, незамысловато сквернословя, потом теряется во дворах.
- Мне плохо! Я умираю! - кричит он, прежде чем раствориться в густых и тяжелых запахах русского лета.

(И был вечер, и было утро, день один). Вечер уже другой, а стена все та же. И снова я иду мимо, и снова он мне навстречу.
- Дай денег.
- Мужик, ты мне не нравишься.
- Дай денег, мне плохо!
- Мужик, отвали.
- О, корреспондент! Корреспондент, дай денег!

Нет, дело не в том, что писания мои даже алкоголикам в провинциях известны. Просто у меня в руках — здоровенный фотоаппарат. Не мой. Сам-то я не умею фотографировать.

- Корреспондент! Дай денег! Я тебе репортаж скажу!
- Мужик...
- Не проеби! Это, знаешь, какой репортаж будет! Это будет репортаж, в жопу ебаный!
- Иди домой.

Хотя, какой там дом. «Винный погребок у Ильича» - не знаю, что за место, не заглядывал, да монастырь с богомольцами и просто бездельниками вроде меня, - и лежбище, и охотничьи угодья, видимо.
Однако он опять куда-то исчезает.

А я иду и думаю — вдруг, я что-то упустил важное. До сих пор жалею немного — может, и стоило бы послушать. Мало ли, какие там бездны.

Выписи. Стада Бармаглотов.

В свежеизданном «Дневнике путешествия в Россию» Кэрролла (Челябинск, «Энциклопедия», 2013; кстати, да, Кэрролл был в России, похвалил щи, купил икон и сувениров, вообще, остался доволен) — в качестве приложения какой-то хаотичный набор русских и переводных статей про Алису, Снарка и прочих Буджумов.

Есть, в частности, обзор русских переводов Jabberwocky. Некоторых я раньше не видел.

Вот, допустим, Щепкина-Куперник:

Было супно. Кругтелся, винтясь по земле,

Склипких козей царапистый рой.

Тихо мисиков стайка грустела во мгле,

Зеленавки хрющали порой.

Заковыристо. «Супно» - красиво придумано. Но энергии нет.

А вот, например, Успенские:

Сварнело. Провко ящуки

Паробуртелись во вселянке;

Хворчастны были швабраки,

Зелиньи чхрыли в издомлянке.

Кому, говорят, нравится попадья, а кому — разные иные предметы, но на мой вкус совсем графомания.

И некому сравниться с великим вариантом Орловской. Варкалось и так далее.

Первый раз я читал про Алису в возрасте нежном, валяясь с воспалением легких в провинциальной больнице. Когда температура позволяла открыть глаза, вокруг так все и было. Хливкие шорьки пырялись по наве.

Такое как забудешь.

Колонка в "Ленте".

Судя по подсчетам оппозиционных экспертов, украдено столько, сколько не стоило все Черноморское побережье Кавказа. Если расчеты верны, то на месте растянутого вдоль пляжей города должна быть абсолютная пустота. Ничто. Трое местных подростков из начальной школы выходят, разводя руками, навстречу изумленным туристам и бормочут: «Они украли Сочи. Сволочи».

http://lenta.ru/columns/2013/02/12/sochi/

Заклинание для белых пчел.

Зима подходит неслышно, целует в шею,
Думает, глупая, я здесь что-то решаю.
Дернуть бы восемь ковшей, как тому Кощею, 
Чтоб поперхнулись от зависти кореша, и –

Прочь, из нее от нее в нее, потому что она повсюду.
Прочь, из себя от себя в себя ледяные глаза уставив.
Мне не по возрасту корчить веселого непоседу.
Ваш монастырь пустее моих уставов.

Белые пчелы, где ж ваши жала?
Не терзали сегодня меня уж вы бы хоть.
В
аша хозяйка мне горло сжала,
Давит на грудь, и мешает выдохнуть.

Белые пчелы верят в свою удачу,
Прут напролом, и бьются о щеки, тая.
Люди решат теперь, будто я здесь плачу,
Белые пчелы, ну что ж вы, пустая стая. 

Свежие данные о причинах катастрофы.

Вообще-то я не просто отношусь к войне против РПЦ, которую ведут многие мои добрые знакомые, и многие недобрые тоже, и стараюсь во всех этих скачках не участвовать.
Но вот наткнулся сразу на два текста о причинах наводнения в Крымске, которые меня, выражаясь языком газетным, не оставили равнодушным.
Оба написаны священниками.
В первом сообщается, что Крымск затопило в наказание за грехи, творимые отдыхающими на курортах Краснодарского края.
(Апропо - я на курортах Краснодарского края был в прошлом еще веке, и мне кажется, что поездка туда - сама по себе грех, ну да ладно).

Убийственное наводнение постигло приморские курортные города, сравнительно небольшие, в чем нужно усматривать милость Божию. Ибо случись подобное (бывшему в Крымске) в Новороссийске или Сочи, потери были бы в разы больше.

Чем занимаются отдыхающие в курортных городах? Конечно, развлекаются, в том числе довольно многие предаются пьянству и блуду, а в языческий праздник (Ночь на «Ивана Купалу»), в который «разверзлись хляби небесные», возможно, что-нибудь и покруче завернули.


Ну и так далее. http://ruskline.ru/news_rl/2012/07/10/gospod_posetil/

А во-втором, что причина наводнения - противоестественный союз Ткачева с Гельманом. Честное слово.

И, к сожалению, губернатор Краснодарского края вновь заставил вспомнить пророка Исайю. Он, несмотря на предупреждение Церкви в лице епископа Ставропольского Кирилла и других, принял у себя сатаниста и ритуального кощунника галериста Марата Гельмана, который является одним из главных богоборцев и ненавистников Господа нашего Иисуса Христа и Его Церкви. Вся деятельность этого сатаниста направлена на уничтожение православной русской культурной традиции, на замену ее так называемой «новой культурой», которую с полным основанием можно определить как бесопоклонничество. И, зная все это, Александр Ткачев открывает на Кубани Марату Гельману зеленую улицу.

И дальше совсем круто.

И сегодня становится все яснее, что если дело сатанисток из Pussy Riot, совершивших ритуальное осквернение главного храма страны, останется безнаказанным, то ждет нас уже не только наводнение, но и серный огненный дождь. Сейчас мы все очень надеемся на нашего Президента Владимира Путина и молимся о том, чтобы исполнились на нем слова пророка Исайи: «Ты восстановишь основания многих поколений, и будут называть тебя восстановителем развалин, возобновителем путей для населения»

http://ruskline.ru/news_rl/2012/07/16/kuwevka_gelman_i_potop/

Я, повторюсь, непросто отношусь к разборкам вокруг церкви, и уж тем более, не мне священников праведности учить.
Но ведь так вот все-таки нельзя.
Чисто по-человечески - нельзя ведь.

Сон и сновидец.

Все молчат.

Сон и сновидец встречаются на мосту.
Не говорят ни слова, хотя могли бы.
И опершись на перила, смотрят в ту темноту,
Из которой в эту всплывают немые рыбы.

Сон поет.

Начало, конечно, вычурно,
Но просто другого не было.
Ведь жизнь тебя пишет начерно,
А смерть перепишет набело.

Collapse )

Пейзаж перед.

Восемьсот недобрых чеченцев в отеле Ритц,
499 доверенных лиц,
Девушка Света из города Иваново,
Михаил Леонтьев - поймали пьяного
на вокзале, собирался удрать...

И похоже, это вся королевская рать.

Жители болот умеют отдыхать.

В Ростове полиция извлекала файеры из анусов болельщиков "Зенита"

Сотрудники ростовской полиции перед матчем 28-го тура чемпионата России по футболу с питерским "Зенитом" пресекли попытку незаконного проноса на стадион файеров, которые болельщики гостей прятали в своих анальных отверстиях.


http://www.newsru.com/sport/25oct2011/anus.html


Все логично, и удивления не вызывает.

Для памяти: Гатов, Гугл, и я грешный.

Гатов описывает свои впечатления от рассказов гугловского начальства о новых медиа. Самое интересное вот:

Второе соображение Гринграса – человека, опирающегося на гораздо более медийную, чем типичный «googler», повестку – о необходимости пересмотра «единицы контента». Это тема давно обсуждается в издательском мире, но не находит пока адекватного решения. Что имеется в виду? Редактор СМИ – в особенности, периодического СМИ – создает продукт, содержащий множество заметок, статей, комментариев, фотографий, иллюстраций. Он уделяет максимум внимания именно тому, чтобы из нагромождения контента, содержащего работу десятков, а иногда и сотен журналистов и других редакционных работников, получился «продукт» – очередной выпуск газеты, журнала, телевизионной информационной программы. В оформляющемся новом мире, в экосистеме избыточных, присутствующих везде и всегда новостей, значение «продукта» (как номера, выпуска) исчезает. Уровень редактуры должен быть смещен на каждый отдельный элемент, на уменьшенную «единицу контента».

Именно оптимизация каждой отдельно взятой заметки, статьи, сюжета под условия его распространения в сложной экосистеме интернет-медиа позволяет рассчитывать на успех. Гринграс подчеркнул особо, что информационным агентствам намного легче освоиться с этим, чем газетам и журналам – и что редакторские навыки, которые потребуются по мере увеличения потребления информации в онлайне среди старшего поколения (а это общемировая тенденция), пока не особенно понятны даже самым лучшим интернет-СМИ.


http://slon.ru/blogs/gatov/post/608451/

О том же я и я говорил не раз. Одну вот статью нашел:

Но потребитель — венец эволюции — человек кликающий, заменивший собой читающего, слушающего и даже смотрящего. Вечный подросток, которого доступность продукта, то есть информации, убедила в том, что изготавливать продукт тоже дело нехитрое. Уверенный, как все подростки про все на свете, что и он может так же, но только лучше. Разучившийся видеть иерархии, не способный даже помыслить, что его мнение может быть чуть менее ценным, чем мнение какого-то там, прости господи, специалиста.

Этот новый потребитель не видит авторитета в медиа и, больше того, не видит самих медиа. Внутри редакций царит уверенность, что их издание, пусть даже в интернете, — какой-то единый продукт, что в таком, а не в другом подборе материалов, авторов, способов подачи есть смысл, заложена сверхидея.

Человек кликающий отменяет редакции, как в интернете и положено, одним кликом. Перед ним мелькают только бесконечные страницы, не важно, где и кем сделанные, на которых котенок, принимающий душ (видео, три восклицательных знака) куда важнее, чем гражданская война в какой-нибудь там никому не известной Африке.

И уже сейчас можно говорить, что надежда на блогеров, на «персональную журналистику», которая подменит устаревшую профессиональную журналистику, тоже не оправдалась. Для случайного читателя, по ссылке из десятых рук забредшего на популярную запись в чьем-нибудь блоге, абсолютно не важен автор записи. И даже запись не важна. Важна возможность самовыразиться внутри стихийно образовавшейся в «комментах» тусовки, и только.

Кстати, взрывной успех сервисов, подобных «Одноклассникам», — свидетельство тому, что человек кликающий комфортнее всего ощущает себя именно подростком и буквально стремится вернуться туда, где он подростком был. То есть в школу.

http://expert.ru/expert/2010/30/chelovek_klikayuschiy/

Другую не нашел, но то же была в "Эксперте".

Однако, мне кажется, Гринграс не прав в посылке о том, что мир новых медиа дискретен. Когда я скитаюсь по сети, потребляя информацию, я создаю некую новую целостность (особенно если я - постоянный потребитель информации, мечта любой редакции, потенциальное ядро аудитории). Но эта целостность отлична от того, что думают о себе рутинерские редакции. Это набор (внешне выглядящий хаотичным, но, наверняка, имеющий в основе какой-то порядок) кусков самых разных "СМИ" - кавычки, чтобы подчеркнуть размытость смысла, - создает новое, мое персональное СМИ, и законы его создания (информационные привычки, поведенческие привычки, интересы профессиональные и досужие) явно должны существовать.
То есть борьба должна идти не за трафик, а за возможность каким-то боком встроиться в "персональное СМИ" наиболее интересного для данного проекта потребителя.
Кто первый придумает как, тот озолотится.

(Помогли и вторую найти добрые люди: http://expert.ru/2009/09/16/media/)

Поцелуй.

Год проходит за годом, мимо идут туристы и юные пионеры, рты глуповато раскрыты, в глазах ничего, кроме тусклого света, отраженного света ламп. А он все лежит в хрустальном гробу, прищурившись, ждет, - может этот – тот? Нет, снова не тот.
Но однажды, - он верит, - по Красной площади, скорее ночью, чем днем, пронесется всадник, распугав караул, у самого входа спрыгнет легко, войдет, и откинув крышку хрустального гроба, нежно возьмет в свои крепкие руки его легкую, пустую, лишенную мозга голову, и поцелует в синие губы.
И снова забьется сердце, несмотря даже на то, что сердце много лет назад достал из груди Збарский, лишенный жалости. И его, наверное, съели, потому что в России тогда было голодно, очень голодно.
Но теперь оно все равно забьется. Даже до поцелуя, раньше. Когда он услышит, как стучат копыта, еще на Тверской.
Всадник скажет: Вставай, Володя, к черту Россию, поедем куда-нибудь, где теплее, где нет Мавзолея, но есть в изобилии вкусное пиво, оденемся в черную кожу, как эти твои комиссары, наденем фуражки.
И будем кружится под музыку. Думаю, «Квин» тебе непременно понравится.
Эта твоя Апассионата – такая все-таки дрянь.