Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

Маленькая трагедия.

- Вася, я портупею забыл! Что делать, Вася! Да ты что, они сказали уже – встретят. Сказали, выйдешь, там сразу площадь. Столб на ней еще. И где-то там уазик будет стоять. А я портупею забыл! Как я без портупеи-то? Или ты думаешь, что можно без портупеи? Блин, вот и я…

Он сидел – громадный и печальный – на нижней полке и звонил этому своему Васе. Жизнь без портупеи очевидно рушилась.
А на верхней полке пытался спать я. Шесть часов утра, и до богоспасаемого города Петербурга, где площадь, и на площади столб – а впрочем, не одна ведь там такая площадь, - оставалось нам ехать еще часа три.

- Вася, ну вот я дебил, блин, это ж надо было – забыть портупею!

Когда демоны прячутся в норы.

Когда демоны прячутся в норы, Господь
Разрешает ангелам перекур.
И они, - нахохлившись, вроде кур, -
Травят байки, чтобы не спать.

Их слова – я слышал – на вкус горьки.
Их слова – как под утро росы.
Видишь, сверху подмигивают огоньки?
Это тлеют их папиросы.

Хорошо лежать под небом в траве, растянувшись в рост.
Хорошо, когда жарко и даже небо пахнет полынью.
Хорошо погасший окурок опять раскурить от звезд,
И дивиться ему – сумасшедшему желтому полнолунью.

Хорошо под этим божиим ночником
Продремать до горьких рос, до самого до утра.
Хуже, если лежишь ничком,
А в затылке дыра.

И сразу же облака, и стервятник рвет облаков слои.
И глаза, темноту увидев, забыть не хотят, что жили.
И уходят прочь уже не свои свои,
Потому что мертвому все чужие.

Новости языка.

Сегодняшняя - незаметная - новость из Дагестана: "В Махачкале уничтожено 5 боевиков", заставляет поразмышлять о формулировках.
Разве - сохранения ради целостности картины мира - не должны федеральные СМИ теперь писать "Пять бойцов сил самообороны Махачкалы погибли, отражая атаку карателей из центра"?

НБ: Можно проследить, как русская пропаганда при описании событий на Юго-Востоке Украины копирует язык и стиль ресурсов типа "Кавказ-Центра", счищая, конечно, ненужный мусульманский флер. Любопытный момент.

Емелину здравствовать!

Ах ты, да ведь сегодня Всеволоду Олеговичу, великому, 55. Всеволод Емелин, Сева, дорогой, живи сто! Будь всегда.

Вот, из любимых, чтобы знали, как люди умеют:

Смерть бомжа

Когда созревает рожь,
Ведут бой за уборку ржи,
Когда подозревают ложь,
Ведут на детектор лжи,

Когда умирает вождь,
По всем каналам играет балет,
Когда умирает бомж,
Прорывает трубу в туалет.

И знатоки примет
И народных преданий тоже
Говорят не: “Родился мент”,
А: “Видимо, умер бомж”.

А пресловутый мент,
Обнаружив тело бомжа,
Вызвал в тот же момент
“Скорую” из гаража.

И врач из последних сил
Трупу бомжа в пыли
Голову пошевелил
Узким носком туфли.

И осмотра этого короткого
Оказалось вполне достаточно,
Чтобы установил причину смерти доктор:
— Острая сердечная недостаточность.

А потом, закурив вдвоем,
А врачи с ментами друзья,
Сказали: “Вот так живем,
А потом умрем, как свинья”.

А настоятель церкви Успения,
Есть такой храм в центре столицы,
Где по вторникам и четвергам выдается
кормление
Без определенного места жительства лицам,

Сказал: “Сие есть указание,
Дабы не забывали мы,
Как сказано в Священном Писании —
От наглой смерти, сумы и тюрьмы”.

А воспитатель бомжей,
Сейчас их немало в Москве,
Дядя с чугунной шеей
И пробором на голове

Сказал веско и кратко:
“Бомжам — березовый кол”,
И продолжил не голый свой завтрак
И утренний опохмел.

В общем смерть этого мизерабля
Многих пробила на высказывания
философские,
Вплоть до задумчивого: “Да… Бля…”
Водителя труповозки.

И лишь королева бомжей,
С ней ходил он в последний запой,
Та, что выбирала вшей
Из волос его нежной рукой,

Промолвила: “Образ твой
Мы в наших сердцах сбережем.
Спи спокойно, родной,
Ты был образцовым бомжом.

Ах, как было хорошо мне
В объятьях твоих рук.
По-малому и по-большому
Ты ходил, не снимая брюк.

Пусть был ты по жизни крысой,
Воровал у своих,
В тюрьме ел из коцанной миски,
Возле параши дрых.

Били тебя по почкам,
Били тебя по роже,
Били с Украины строительные рабочие
И представители золотой молодежи.

Били тебя баркашовцы,
Били охранники офисов,
Били те, кто, как овцы,
По утрам на работу торопится.

Но не смогли эти суки
Тебя заставить пахать на них.
А кто выбрал свободу и муки,
Тот записан в Книгу Живых.

Ты попадешь сразу в Рай,
Так как прошел от и до,
Как истинный самурай
Свой крестный путь Буси-до…”

Не стали ей возражать
Ни Магомет, ни Христос.
Поскольку ведь смерть бомжа
Вообще-то говно вопрос.

Пальцы размять.

У Копьетряса, английского архивариуса,
(Боевая фамилия, хоть и досталась штатскому),
Есть рассказ о том, как Гамлету, принцу Датскому,
Явился однажды призрак жирафа Мариуса.

- Что-то, - рассказывал призрак, - они мне вложили в ухо,
И не успел я моргнуть, как уже откинул копыта.
Принц, отомсти! Отомсти за меня, братуха!
Преступление не должно быть забыто.

Далее, в приступе внезапной жирафофилии,
Произошло самоубийство прекрасной Офелии.
Из чего заключит представитель читательской массы,
Что датчане - законченные, неисправимые фортинбрасы.

Стихи для моих мертвых

Мертвые умеют оставаться в живых.
И не в памяти, - память нужна любителям песен, -
Но в готовых к ласке ладонях, и даже в их,
То есть в  наших глазах, когда взгляд достаточно ясен.
Между нами и мертвыми нет никаких границ.
Стены мира прозрачней стекла и не тверже масла,
Говоря иначе – нет никакого смысла
Ждать, пока сыграет побудку божий горнист.

Мои мертвые, видите, ночь поднимает свой черный парус?
Не забыли еще, как росой слезятся глаза травы?
Мои мертвые, вы – земля. Из земли я вырос.
Но и я – земля, из которой растете вы.
Вы копили боль, как иные копят деньгу.
После  пили смерть, как чай, вприкуску, из блюдца.
Но успевали все-таки улыбнуться
Последнему солнечному деньку.

Я еще плыву, а вы нащупали дно.
Я смотрюсь в ваши сны, вы моими сделались снами.
Мы одно, мои мертвые, слышите, мы одно.
Никого не бойтесь, пока я с вами. 

За сладостные секунды

Знаете что – спасибо вам за слова.
Каждое – пуля, и каждое – точно в цель.
Я теперь знаю: сквозь поле растет трава,
Даже когда над полем поет шрапнель.

Я теперь знаю что-то про музыку мужества.
Что-то еще про изнанку другого века.
Про то, как шинели людей превращают в пустое множество.
Про то, как взрывы людей превращают в эхо.

Знаю, как режет землю осколок корявой стали.
Знаю, как режет небо бабочек легкий флот.
И про то еще знаю, как вы однажды в окопе стыли,
Но любовались ей, вмороженной в лед.

Это ведь ваши солдаты ее раздели, -
Наша зима обучает немца ценить обноски.
Иней красиво играет на мертвом теле.
Шепчет ветер о Боге или о Босхе…

***

Вы меня научили помнить, что смерть страшна,
Оставаться спокойным, когда срывается век на крик.


А еще я жалею, что дед мой, гвардии старшина,
Вас не встретил на фронте и не всадил в вас штык.

Простите меня, герр Юнгер,  и еще раз спасибо за слова.
С уважением етц.
Москва, 8 мая 2013

Московское время.

В целях профилактики и пресечения грубых нарушений Правил дорожного движения Управлением ГИБДД ГУ МВД России по г. Москве в ночь с пятницы на понедельник, с 26 на 29 октября 2012 года, проведено общегородское профилактическое мероприятие «Нетрезвый водитель».

http://77.gibdd.ru/news/763/

Ночь с пятницы на понедельник. Я, кстати, так и живу.

Выписи. Раз в год и лопата стреляет.

Боровского уезда, Ребушенской слободы, крестьянская девка, оставшаяся с подругами в селении, когда все мужчины до стариков выехали из слободы на зборныя места против неприятелей, увидела едущих мимо селения пятерых Французов на повозке, наполненной награбленными вещами. С лопатою в руке бежит сия Русская героиня на встречу мародерам, останавливает лошадей и мужественным голосом кричит здаться. Между тем прочия женщины окружают едущих, которые и здались, бросив ружья и прося помилования. Но девка, невнимая прозьбам их, заставила умереть мучительною смертию. Один из неприятелей покусился бежать в ближний лес; но девка, выпередив бегущаго, ударила лопатою по голове и принудила его упасть к ногам ея.

Описание происшествий 1812 года, случившихся в Калужской губернии, или Изображение достопамятных деяний, героических подвигов и отечественных пожертвований калужского дворянства и всех сословий сей губернии, почерпнутое из достоверных известий надворным советником, доктором философии и Калужской гимназии учителем естественной истории, технологии и проч. Григорьем Зельницким.
(М.: Гутенберг, 2012, сс. 69-70)

Заголовок, впрочем, относится, скорее, к сегодняшнему матчу "Спартак" - "Барселона", и выражает робкую надежду на чудо.