Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Слишком человеческое.

Одна из башен так называемого «Сити» (вот же мерзкое, между нами говоря, местечко), хмурое утро, какой-то полудождь недоделанный с неба. Из башни выходит рыхлый мужчина лет сорока — седой, лицо без особых примет, курточка незамысловатая.

Мой портрет, практически, но это, увы, не я. Я просто стою и курю на входе в клятую башню.

Мужчина видит кошку. Тощая, серая, бездомная, ничего особенного. Видит, и снова заходит в здание. Я докурить не успеваю, а он уже возвращается с пакетиком вискаса (в недрах башен — бездна магазинов, в которых продают вообще все, если вы вдруг не в курсе). Подзывает зверя, выкладывает прямо на асфальт еду.

И дальше, по своим делам.
Человек.

По очкам.

Сергей Митрофанов поделился ссылкой на очередной (по традиции, длинный и невнятный) опус Бориса Межуева в "Известиях".
Про Украину, как все теперь.
Кончается текст предсказуемо:

"Россия и Путин выиграли по очкам первый тайм сложного поединка. Теперь нужно укрепить результаты этой победы".


Я просто вижу эту картину: стоит ЭРЭфия спиной к Европе, принагнувшись, по волосенкам жидким дерьмо течет пополам с помоями, и кулачищам своих же граждан, которые, бедненькие, под ногами у нее суетятся, в чернозем вбивает.

- Мы победили, суки! Вы поняли? Вы, мля, хорошо поняли? Мы с Путиным выиграли по очкам первый тайм сложного поединка. Сомневаешься, очкастый? Нна тебе по очкам!

(no subject)

Давненько я не. Ну так вот:

И в кольцах узкая рука товарища политрука

Путин вовсе не бесплотен, временами даже потен.

Должна быть в работе упорна звезда настоящая порно

Но слышен шепот гордый, он кроет капель спад: через четыре года здесь будет шариат

Под старою телегою лежали мы с коллегою

По небу тучи бегают, дождями сумрак сжат, под старою телегою - сам Ахмадинежад

Стоят в чаду и дыму бомжи у кафе "Му-Му"

Вить, а Вить, давай уже, ретвить

Петушатся сторонники Шаца. У КС ни единого шанса

Вот ты, Абрам, ты друг бобрам?

- Ты кто? - Очки-то протри. Я - Карательная психиатрия!

Тьмы низких истин нам дороже те, кто не хлещет нас по роже

Урбанисты откроют салоны по продаже овса и соломы.

У нас в России царь пернат и не особенно женат

Легко на сердце от песни веселой, она скучать не дает никогда, и любят песню еноты и пчелы, и любит песню Никита Джигурда

В сатанинской своей гордыне я решил - отведаю дыни!

И поставит гоблин орку в "Одноклассниках" пятерку

Сварили суп из опят. Опята в супе вопят.

А вот Ульяна Скойбеда. Опознана по дамской сумочке из кожи Гозмана

Украшением тела гейского - цепь из золота адыгейского

Приезжай к нам, Скуби Ду, съешь Ульяну Скойбеду

Хорошо смеется тот, у кого в квартире кот.

Притворялся леший Юрием Олешей

Графомана звал прилюдно графоманом графоман, и за это графомана со двора погнал тиран

Властитель дум подвластным вдул

Травоядным из Ка эС - политический процесс, людоедам из эС Ка - мяса с кровью три куска

Девочка пела в церковном хоре: Харе Кришна и Рама Харе!

Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ, и, кстати, в аду считают, что был он сильно не прав

Наскучили кутежи. Скорее бы мятежи

Зевакам город тесен. Смотри скорей: выходит Маша Гессен за Сашу Грей!

Зима, холода, накладная борода

- А кто, Господь, у нас пилот? - А вот пилот у нас Пилат

Настигнет божья кара партийцев Сыктывкара

Тогда Россия пошла ко дну, когда Навальный украл Луну

А это что за слуги зла? Что за немыслимые рожи? Так, добровольцы из числа неравнодушной молодежи

Мама мия, всюду содомия!

Однажды свердловчане слона сварили в чане

Зима, холода, Гедиминас Таранда, моря, города, все как будто Кабарда!

На рейве, на рейве, на том бережочке, съела Марусенька злые грибочки.

Увидел тень наискосок и выстрелил себе в висок

В России, в Сочи, где-то возле ада должна была пройти олимпиада...

Бежит по выставке собака. За ней Кулик, силен и смел. Но галерист, смотри, однако, чтоб он ее не отымел

Болтают, в Вятке судьи злей московских судей злых. А средь арыков и аллей идет гулять Белых.

А ты не дьявол, а я была так рада любить героя из сумрачного ада

Скажи, Нострадамус, когда настрадаюсь?

Поврежденья лестные - тяжкие телесные

Попрактикуемся в цигун в международный день цыган?

О, если бы моя тугая плоть годилась, чтоб орехи ей колоть!

Поднимайся, Лен, с колен, - все, мне рассказали, тлен

Я с детства не любил овал. Овалам я носы ломал

Неуютно психам в океане Тихом

Хочешь убедиться, что земля поката? Получи скорее статус адвоката.

Отечества отцы, отведайте мацы!

Вкусите мацы, с режимом борцы

Гляди: поднимается медленно в гору все то, что мешает плохому танцору

Как не веселиться людям, не забыть о куче бед, если мы сегодня будем кушать кошку на обед?

И так далее. Двое нас в богомерзком Твиттере порядочных людей - я и еще раз я.
https://twitter.com/ivan_f_davydov

Завтра. То есть, уже сегодня.

Зачем куда-то идти завтра.

Тут батюшка Алексей Анатольевич в Твиттере опрос устраивал - зачем вы идете на Болотную 6-го мая.
Я читал ответы и умилялся душой. Нет, серьезно. Люди хотят свободы, честных выборов и демократии. Хотят не бояться в далеком будущем глянуть детям в глаза. Или внукам. Хотят сказать свое решительное... Свое решительное... Свое решительное "да или нет", видимо, так.

Я завидую хорошим людям, но сам отношусь к числу плохих, далекое будущее меня заботит умеренно, детьми я до сих пор почему-то не обзавелся.
Нет, конечно, политические репрессии - а они имеют место на родине - это уже полная совсем гнусь.
Еще большая гнусь - постепенная ползучая реставрация кастрированной версии совка при сохранении кредитных карт и обильной колбасы.
Впрочем, одно другому даже способствует.

А главное - я просто думаю, что вот данная конкретная группа людей, которая сейчас управляет страной (хунта, клика, банда, организованная преступная группировка, орден света, союз достойнейших, ненужное зачеркнуть), - она должна уйти. Этот тезис не требует развернутой аргументации. Это водораздел такой. Граница.

При этом я ведь больше иного "охранителя" могу порассказать об ошибках оппозиции. По крайней мере, осмысленней. И отлично понимаю, что от количества людей на очередном митинге вообще ничего не зависит. И с грустью представляю себе, что скажут с трибуны допущенные к трибуне ораторы. Завтра, то есть уже сегодня, и потом, и всегда.

Но еще лучше я понимаю, что лично у меня нет вариантов. Завтра пойду. И потом, если живы будем, тоже пойду.
Бывают такие времена, когда правильные поступки - не обязательно такие, которые четко ориентированы на достижение определенных целей.

Никого никуда не зову, но многих надеюсь видеть. 

Без связи.

Нет никакого желания пережить эту зиму. Разве что по инерции получится.

Хотя, возможно, я просто дозрел, и пора совершить какой-нибудь резкий, плохо обдуманный поступок.

Вчера ездил по Руси и видел много снега. Сегодня вообще не выходил из дома, а вижу, правда в окно, все то же.

У "Хайнс", кажется, есть душещипательная реклама. Про кукурузу. Голос за кадром говорит, что у кукурузы только двадцать четыре часа, чтобы попасть в банку, и зерна скачут торопливо. А одно не успевает и долго бьется в закрывшуюся крышку. А его не пускают.
И так жалко его, хотя, казалось бы, прочих-то съедят, а это спаслось.

Внезапно мне пришло в голову, что это неуклюжее зерно не просто спаслось. Оно уже который год живет у меня дома, прикидываясь котом Ромой.

Понятная иллюстрация:

http://ic.pics.livejournal.com/skot34/44408163/1001766/1001766_original.jpg

На "Свободной прессе" предаюсь

футурологическим изысканиям:

От квартиры до лифта просто так не пройти – патруль православный встречает. Домовый актив. Старушки. То есть, конечно, старушки-то они старушки, да только вот в руках – кресты медные килограмма по три. Таким если благословить, свидание с Господом нашим может случиться скорее, чем планируешь.

- Крестик, - спрашивают, - есть?

Крестик есть. Это мне повезло.

На выходе из подъезда – уже молодежь. Смуглые брюнеты. Этих тоже знаю. Диаспоральный патруль «Волчата толерантности». Часто здесь ошиваются. Это, конечно, хуже.

- Это, брат…

Бумажку из кармана достает мятую, читает.

- Эта, брат, ты, как это, ща, то ли это, толерантный? Нэнавист не разжигал?

Я не разжигал.

- А дай телефон очень надо домой мама позвонить.


И так далее:
http://svpressa.ru/society/article/60813/

А также забыл ссылочку дать на текст недельной давности оттуда же:

http://svpressa.ru/all/article/60550/

Из мертвого дома, случайно, в тревоге мирской суеты.

Весь день вчера я писал текст, вот этот - http://lenta.ru/columns/2012/05/08/cracks/. Про Болотную и жизнь после Болотной. С инсинуациями в адрес Навального А., вождя и трибуна.
А когда дописал – мне позвонил старичок Громов, и спросил, не хочу ли я по вечерней Москве прогуляться. Отчего бы и не? Мы отправились.
Идем, значит, по Большой Никитской, обсуждаем перспективы совместного ужина с Ольшанским Д., человеком, который боится погромов, - с одной стороны, смешно может выйти, а с другой, так даже и познавательно. Опять же виски выпить не грех. Союзнического. Праздник все-таки.
И вдруг видим – на светофоре стоит как раз Навальный А., с которым мы, чего уж там, не первый год знакомы. Как тут не подойти, не поздороваться?
Стоит – кстати, это важно, вождь и трибун в компании человек этак пятидесяти, вида абсолютно безвредного. Студенты какие-то. Лозунгов не кричат. Транспарантов не держат. Речей не говорят. Движения не перекрывают. Подходим, здороваемся. И нас немедленно окружает ОМОН, которого явно больше, чем прохожих.
И какой-то мужчина в форме, масштабный такой, «питается, видно, хорошо», как сказал бы мой покойный дедушка, визжит истерически:
- Всех, всех, всех!
Навального берут в плотное кольцо, а мы отходим, курим, смотрим. Не каждый же день толпа вооруженных, хорошо экипированных, рослых людей нападает на мирных прохожих. Интересно. Курим, смотрим, а нас во второе кольцо берут, пошире.
А мы еще когда по Тверской гуляли – это так, в сторону, - ОМОН напротив книжного «Москва» в переходе прятался. Я когда был молод, работал там неподалеку, так вот, в кровавые девяностые в переходах прятались проститутки. А теперь ОМОН. Все меняется.
Ладно, отвлекся. Стоим в кольце. Подходит ко мне офицер какой-то, спрашивает:
- Пресса?
Ну, так-то если, начистоту-то, конечно, я пресса, но я ведь не на задании, репортажей никаких не пишу, просто гуляю по городу. Но главное – если только прессе теперь по бульварам можно ходить, то я против. Я тогда из принципа не хочу быть прессой. Я хочу, чтобы всем было можно, как раньше. В общем, решил пресс-картой не трясти.
- Нет, говорю, прохожий.
- Тогда в автобус.
А я что, я человек законопослушный. Раз нельзя пройти по городу – значит, виноват, надо отвечать. Усаживаюсь после положенного обыска в автозак. А там уже Навальный Алексей привычно расселся. Поболтали о текущих событиях, а тут и еще люди подтянулись. Аж 13 человек набили нас в небольшой автозак.
Старину Громова тоже приняли, но в другой усадили автомобиль.
Проехал, как большой, по Тверской с мигалками. Почувствовал себя уважаемым человеком. Никогда раньше по Тверской с мигалками не ездил.
Везли долго, аж до Химок, потом развернулись, покатали по МКАДу, и в итоге оказались мы в ОВД Западное Дегунино.
ОМОН сдал нас полиции, и полицейские взялись за заполнение кучи бумажек. Оказывается, им, несчастным, невероятное количество бумажек надо заполнить, чтобы оштрафовать меня на тысячу рублей за несовершенное мной правонарушение. Сидеть в ОВД скучно. Приехал, правда, депутат Пономарев, привез воды и шоколадок, сказал ободряющую речь.
Пока чалился я на крытке с ровными пацанами, позвонило мне много знакомых, включая высокопоставленных. Братана, типа, с кичи выручить. Предлагали разнообразную помощь. От звонков с самого с верху и до организации митинга у стен узилища. Соблазн устроить бучу был велик, но я решил быть гордым, и до конца претерпевать страдания с моим народом. Пытали, кстати. Часа четыре не курил.
И да, конечно же, спасибо всем, кто беспокоился.
Полиция страдала откровенно. Весь абсурд происходящего они понимали даже лучше, чем мы. Навальный попытался вести в рядах сотрудников агитацию, но они ему ответили, что выполняют приказы, от политики далеки, и руководство не выбирали.
Последняя фраза вызвала ликование в рядах задержанных.
А держали, кстати, в учебном классе. На стенах плакаты с законами и изображениями разнообразных видов оружия. Доска, парты, мы за партами. Навальный – под табличкой с надписью «Средства раздражающего действия». Что, если подумать, отражает суть.
Полицейские читали твиттер Навального и хихикали. Навальный писал в твиттер о полицейских, читающих его твиттер.
В общем, через четыре примерно часа я вышел, написав в протоколе, что с протоколом не согласен, в митингах не участвовал, и причины своего задержания не понимаю. Это ведь правда, а меня еще мама учила не врать никогда.
У входа в ОВД нас ждали добрые люди с водой и печеньем. Добрый человек Артем подвез меня до дома, спасибо, Артем, вдруг, прочтешь, реально, выручил, и я лег спать, не ощутив себя героем.
Межу прочим, странно это – возвращаться домой в пять утра, но трезвым.
А прежде, чем заснуть, подумал вот о чем. Чтобы оштрафовать меня на тысячу несчастных рублей за то, что я просто шел по Москве, властям пришлось задействовать человек пятьдесят омоновцев, кучу полицейских, и еще – в перспективе – судью с подручными. Это неэффективно. Может, раз уж нельзя теперь по Москве бесплатно ходить, просто турникеты поставить, как в метро? А, товарищи начальники?
И с днем победы, кстати. После этого погружения в абсурд мне опять стало казаться, что победа не за горами.

Понятная иллюстрация – я в автозаке (фото – А. Навальный) http://instagr.am/p/KYCauRoC5A/

И снова спам.

Дорогие мои,
Как вы делаете сегодня я, надеюсь, что все, это хорошо,? если да, слава Богу всемогущему, кто сделал это так, меня зовут массивной, а я девочка 24years старые. Я видел на сегодняшний день, поэтому я принял решение продлить свое приветствие к вам.
Сейчас я не могу сказать, что побудило моего диска, чтобы написать вам, но у меня есть ум, что можно быть хорошим человеком.
У меня есть интерес познакомиться с людьми со стороны из моего континента дружить. Это моя Поверьте, что есть хорошие люди, кто может ценить дружбу.
Личный я может быть не очень красивый физически, как и большинство дам в вашей стране, но я думаю, у меня есть красивый ум, и красоту, чтобы держать мою собственную. Что более ценно для меня, и быть вашим другом даже более того, но со временем мы будем знать, тем лучше.
Я буду очень рад, если вы можете связаться со мной тщательно альтернативный адрес моей электронной почты, так что я могу отправить вам мою фотографию и рассказать вам больше о себе
В надежде поговорить с вами в ближайшее время, имеют хороший день и остаются благословил.
С уважением,
массивный.


Много думал.

Пища мертвых.

Толкались с двумя приятелями на ресепшн в какой-то гостинице, вокруг - невнятная Турция, тепло и гладко. Черный человек в белой рубашке, белыми зубами сверкая, объяснял вежливо, что рано мы приехали, и помочь он пока ничем не может.
Решили пройтись, и вдруг на месте Турции вырос поселок, в котором прошло мое детство, только усохший какой-то, что ли, все стало меньше, чем раньше, а некоторые дома просто выдернуты, как зубы.
Зато местами понатыканы церкви, косо как-то и не настоящие, фанерные, что ли.
Я еще подумал - ну, нормально, церкви, теперь везде церкви.
И раз уж мы здесь, я предложил прогуляться до дома моей бабушки, но вдруг начался дождь, и, вероятно, весна, река вспухла, из земли полезли деревянные кресты, я потерял своих спутников, и, смело шагнув в мутную воду, непонятным образом оказался у бабушки, дома.
Дом - наш, в котором я и сейчас помню каждую доску, но тоже какой-то уменьшенный, полуигрушечный. И бабушка, моя, но чуть чужая или даже чуждая.
Одна. Я почему-то не удивился, что дедушка не с ней. Он определенно должен быть в другом каком-то месте, это понятно.
И она обрадовалась, вроде, но радость эта была холодной, отстраненной, не такой, как раньше.
Я спросил перекусить, она захлопотала как-то, но было ясно, что кормить меня она не хочет и просто тянет время.
Я даже чуть обиделся. Я не знаю, доводилось ли вам читать модные исследования современных фольклористов, мне вот доводилось, а бабушке моей - наверняка нет. Впрочем, и от моего чтения толку ноль, вот - понадобились знания, а не вспомнил.
Любой, кто в мир мертвых захаживал, знает - с ними можно общаться, они как мы или почти как мы, но если преломить с ними хлеб, если пищи мертвых отведать - обратно уже не вернешься.
И бабушка моя опять спасала меня, защищала этой своей холодностью, избавляла от искушения.
- Дорого здесь все, - сказала вдруг она, - есть-то и нечего.
Я задал невинный вопрос - а теперь, дурак, позабыл, какой, - и она вдруг стала мрачной.
Вон, кивнула, у вовсе праведных спроси.
Я выглянул в окно, я знал, что увижу сарай во дворе, и он был там, обычный, непрозрачный, но я видел сквозь него при этом: странное нагромождение картонных, ненастоящих призм и пирамид, раскрашенных в яркие цвета. Оттуда - не подобрать глагола, ну, пусть будет "появлялись" - появлялись женщины в нелепых костюмах, - одномерные, плоские, составленные из каких-то треугольников, похожие на птиц.
Они не двигались сами - их как будто двигал кто-то невидимый по плоскости мира. В их движениях, то есть, вовсе не было самостоятельности.

И я проснулся с совершенно идиотской мыслью: надо всем рассказать, чтобы брали с собой туда побольше денег, там же дорого. И оказался немедленно в лишенной примет и мебели комнате - желтые стены, вдоль стен - мужчины, стоят, улыбаются, смотрят. Они нарисованные, плоские, но живые.
Они смотрят на меня - на меня и того, кто стоит передо мной в центре комнаты. Он громадный, неестественно высокий, голова как колода и вверх из нее торчат какие-то корни. На нем старомодный плащ, и он - как нелепо обряженное в плащ бревно, весь ровный, одинаковый, в общем, понятно, кто это.
- Я много раз брал сюда с собой разные вещи. Не помогает.
Я не вижу, движутся ли его губы, когда он со мной разговаривает. Возможно, его лицо просто нарисовано, кое-как, наспех поверх жесткой, узловатой, деревянной кожи.

Я просыпаюсь еще раз, я очень хочу пить, но выжидаю. В такие минуты ткань реального мира становится рыхлой и растянутой, сквозь дыры лезет в реальность сон. Я просто опасаюсь, что открыв дверь спальни, обнаружу не коридор, а темный провал в никуда. Это разумная осторожность.
Надо дать миру время. Надо совсем проснуться. Когда я совсем проснусь, в мир вернется плотность.

Минут через пять я выхожу на кухню, и выпиваю стакан воды. Это вода живых.

Завтра. Болотная.

Меня несколько человек спросили, что я думаю про завтрашние события, - идти ли? Куда? Зачем?
Я, бог миловал, не политик, никого никуда не зову. Я просто здесь живу. И расскажу, что я буду делать завтра и почему.

Повторю то, что уже говорил: эта история - а вокруг нас сейчас на самом деле творится история - она совсем не про выборы. Посмотрите на цифры, подумайте, что случилось. "Единая Россия", власть - проиграла большие города. Это наглядно обрисовывает суть конфликта.
Конфликт - он ценностный или даже цивилизационный. Между людьми современности (естественно, что в больших городах их больше, но не надо на городах зацикливаться), и людьми, которые в эту современность пытаются встроить отношения сугубо средневековые, феодально-сословные.
Средневековая наша власть при этом - она тоже припомаженная, не без гуманности, вовсе не людоедская. Кровавый режим не кровав. Они от того и бесятся так сейчас, что все ведь дали этим скотам - сравнительно сытую жизнь, сравнительно покойную, а они - гляньте-ка, - недовольны.
Беда в том, что мы не скоты.
Ну, то есть, это реально беда, черт знает чем все может кончиться. Но так уж вышло, и конфликт теперь неизбежен. Власти просто нечего сказать людям современности. Да она и не пытается. Не относиться же всерьез к попыткам - впрочем, кажется, они уже в прошлом, - заигрываний со стороны так называемого президента России.
А выборы - просто оказались самым сильным, задевшим большое количество людей раздражителем. Не больше.
Характерно, кстати, что в Чечне за ЕР 99 процентов (я не говорю, что там так голосовали, на самом-то деле, вообще ведь непонятно, голосовал ли там кто-нибудь, кроме пары благообразных старушек, попавших в телевизионные новости). Средневековая нынешняя Чечня - недостижимый идеал, модель, мечта нынешней российской власти.
Грубо говоря, они хотят, чтобы повсюду была Чечня. А я не хочу, чтобы здесь была Чечня.

(Для понимания - речь не о цвете волос и глаз, речь исключительно об устройстве социальных отношений.)

Поэтому я пойду завтра на митинг. Мы с друзьями пойдем завтра на митинг.

И мы совершенно не боимся, что за наш счет кто-то там попиарится. Мы, понимаете ли, здесь живем не первый год, и представляем себе хорошо, что такое наша оппозиция, системная, несистемная, Немцов, Шендерович, другие неприятные лица.
В таких ситуациях всегда кто-то пытается за твой счет что-то там выиграть. Это неизбежно и совершенно не важно. Теперь это я сам им говорю, что не хочу в средневековье.

Я, друзья мои, мы - пойдем сперва на Болотную. Потому что там будет больше народа и меньше шансов на кровопролитие (при этом мудрость, дальновидность, осторожность властей наших общеизвестна и шансы все равно есть). В конце концов, они ведь просто боятся больших толп народа. На них действует простая арифметика.
И они тоже понимают, что это не про выборы.

Мы пойдем на Болотную, а дальше - посмотрим, что будет. Центр, все под рукой, мобильную связь, я слышал, пока еще почему-то не запретили.

А вы уж сами решайте, что делать.