Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Искусство досуга.

В субботу, а вернее сказать, уже в воскресенье глубокой ночью мы оказались зачем-то в знаменитом некогда кафе «Маяк». В знаменитом некогда кафе «Маяк» было малолюдно и уныло, в связи с чем мой верный спутник, собутыльник и друг, бывший министр, а ныне — трудящийся подземелий Максим О. произнес целую речь о постигшем Москву упадке питейных заведений.

Речь его была так увлекательна, что я заслушался, и не сразу обратил внимание на пару за соседним столиком. Двое друзей — не юношей, говоря мягко, - вели неспешную беседу. Один имел вид древнерусский, рыхлый и пышные белые кудри, второй напоминал смутно исхудавшего Рогозина.

Внезапно Рогозин, не поднимаясь со стула, ударил славянина кулаком в лицо. Тот вскочил и попытался бежать, но Рогозин жертву настиг и повалил на пол, после чего принялся танцевать вокруг танец победы. Видимо. Охранник заведения — интеллигентный старичок, попытался Рогозина урезонить, но тот на уговоры не поддался. Закончив пляски, двинулся за бар, в подсобные помещения знаменитого некогда кафе. Остановился у окошка, через которое официанты передают на кухню нечистую посуду, и стал поедать остатки блюд с тарелок. Потом с тарелкой в руках вернулся в зал и снова пустился в пляс, попутно допив чей-то виски.

Наконец вышел. Но тут же возвратился. Точнее, выглянул из-за двери в зал и громогласно закричал «Ура!» Потом все-таки исчез окончательно в московской ночи.

- Вот, человек умеет организовать себе досуг, не то, что мы, - вздохнул не без зависти мой верный спутник, друг и собутыльник Максим О, бывший министр, а ныне — трудящийся подземелий.

Сегодня, просматривая телефон, я обнаружил, что в восемь утра в воскресенье отправил неповинному ни в чем и постороннему человеку смс загадочного содержания: «Я на собрании». И не получил ответа.

Как теперь пишут или Об искусстве доноса.

"Наши источники уверяют: руководство непричастно к махинациям с поисковыми алгоритмами. Проблема — в сложной кадровой обстановке внутри «Яндекса». Специалисты и мелкие акционеры, пришедшие в компанию во второй половине нулевых, не разделяют принципы и жизненные установки команды основателей поисковика. Среди менеджеров и программистов достаточно сильны псевдолиберальные, протестные идеи. Многие из них остаются активными участниками «белоленточного» движения. Имея под рукой мощный механизм контроля новостной среды, сложно удержаться от соблазна осуществить тонкую наладку механизма поиска, акцентировать внимание населения на определенных проблемах общества, придать работе алгоритмов некоторую политизированность. Если делать это аккуратно, доказать вмешательство человека в сложную схему непросто".

Ссылку не дам из брезгливости (ну, и я до сих пор немного грущу по этому поводу).

Без надежд на потепление.

Передача вчера у Соловьева по Украине и в целом вышла феерическая, но особенно смутил меня режиссер Бортко. Деятель искусств, если я правильно его понял, - нервничал человек, говорил сбивчиво, да и не удивительно: враг у ворот, - опасается, что телеканал "Дождь" приведет с Карпат в Москву банды фашистов, которые немедленно примутся насиловать младенцев и жечь деревни.

Это все меня настолько озадачило, что я специально сегодня зашел на "Дождь", чтобы рассмотреть реваншистов и пособников вблизи.
Вывод печален: эти не приведут. Не пылать селениям. Не обогреемся.
Придется мерзнуть.

Активные меньшинства.

Виталий Третьяков, знаменитый, пишет в своем лайвджорнале:

"Например, очевидна связь современного терроризма с современным "искусством", с официальной поддержкой некоторых "активных меньшинств". Не прямая, но очень глубокая".

Имею вопрос: а какие "активные меньшинства" у нас поддерживаются официально? Ну, единороссы. Ну, допустим, казаки.
Смел Виталий Третьяков. Ох, смел.

Из истории моих разочарований.

Был я мал, был я глуп, и бегал с палкой в руках среди подобных себе по зеленым улицам небольшого поселка. Но не просто так бегал - мы играли в мушкетеров. Кажется, это был год, когда на рисованных местным художником киноафишах появилась надпись "Д'Артаньян и три мушкетера. Демонстрируется в последний раз" (вот, кстати, как объяснишь человеку молодому, что в стране, где я вырос, премьера фильма могла состояться лет через десять после выхода фильма, но зато потом, если фильм людям нравился, его показывали в кинотеатрах раз в три месяца?)
Ну и, конечно, просмотрев неоднократно отечественный мюзикл, мы стали бегать по улицам с палками и палками этими друг друга колошматить. За честь королевы.

Кто-то читал Дюма, кому-то и фильма хватало за глаза, чтобы на ходу, точнее, на бегу творить собственную мифологию. Но меня это все не устраивало. Хотелось большего. Я искал и нашел.

Дома на полке, среди прочих, стояла книга. Какой-то Гарди. Или какая-то.  "Тэсс из рода д'Эрбервилей". Читать я ее не собирался, но мне и названия было достаточно. Главный герой - Тэсс, судя по конструкции фамилии, тоже мушкетер. Это "д" с апострофом - оно ведь не спроста. Пока на белом свете есть Гасконь. Он как д'Артаньян. То есть, нет. Он круче любого д'Артаньяна.

Хотя, кажется, в те времена слово "круче" еще в таком значении не употреблялось.

Я придумал ему жизнь и подвиги. И слугу-головореза по имени Джуд незаметный. Моя ли вина, что в БВЛ "Тэсс" и "Джуд" были под одной обложкой? Джуд - времена-то советские, нам ли было не знать, что слуга завсегда лучше, чем господин, - обладал талантом возникать ниоткуда, побеждать любое количество врагов и спасть храброго, но дураковатого хозяина.  Я создал собственный миф, отчаянно ограбив Дюма и сценаристов советского мюзикла.  Парни верили: все знали, что уж я-то разбираюсь во всяких этих книжках. Потом лето кончилось, и мушкетеры тоже.

А потом прошло еще много лет, я прочел Гарди, и даже немного расстроился. Ну, вы понимаете. Начнем с того, что Тэсс оказалась женщиной. Прочее мелочи.

Хотя роман отменный. Правда, на мой вкус, похуже, чем "Джуд незаметный".
  • Current Mood
    blah blah

Познакомился и даже

ну, в каком-то смысле подружился с Ройзманом Е.В. Извините.
Видел изнутри его знаменитый фонд, один из реабилитационных центров,  и туристические достопримечательности тоже. Музей Невьянской иконы (конечно, кстати, мощь), а также реставрационную мастерскую.

Ройзман производит сильное впечатление, но куда большее - рядовые его бойцы. Все разные, все сложные. Честно сказал им, что приехал посмотреть на преступную тоталитарную секту, а теперь несколько озадачен. То есть, помимо того, что ожидал увидеть и увидел, нечто неожиданное увидел тоже. 
Что не отменяет основных вопросов, связанных с реабилитацией наркоманов. 
С наркоманами тоже имел беседы. Так все это тяжело и непросто. 

Подробный отчет - в "Русской жизни" после каникул, а пока пара анекдотов.

- Женя, - говорю, - ты ведь понимаешь, что текст не будет комплиментарным?
- Да мне плевать. Я не читаю про себя. Пиши, что хочешь. Делай свое дело. Хотя, нет, знаешь, что? 
- Что?
- Вот где прямая речь моя будет, ты из меня дурачка деревенского не делай, ладно? Не пиши "чо" вместо "что", а то некоторые любят. Ты же видишь, я нормально разговариваю.
- Ок.

- Я вот второй раз в Екатеринбурге, и второй раз не удается посмотреть в музее изобразительных искусств коллекцию Невьянской иконы.
- Не расстраивайся, моя лучше. А коллекции наива вообще больше ни у кого нет.
- Ну, как. В Суздале музей. У Агишева в Перми музей.
- Да, но в Суздале бедный совсем, у Агишева неплохой, но моя коллекция лучше. Кстати, я тут облазил всю галерею Уффици...
- Твоя лучше?
- Да ну тебя. Я хотел сказать - наши иконы отлично бы там в некоторых залах смотрелись.

Про войны с цыганами были еще яркие рассказы, но приберегу для статьи. 

Предметы для художников.

Кстати, если бы та древняя колонка не умерла, сейчас бы я описал, пожалуй, такую картину:

Большой, не очень чистый сквер, и внутри стоят толпы народу, но разрозненно - группками по два, максимум, по три человека. Разные совершенно люди: солидные старички в канотье и жилетах, чиновники в костюмах, бизнесмены - тоже в костюмах, но попроще, юнцы в зауженных штанах, степенные селяне, юркие клерки, омоновцы в сбруе, и так далее, и так далее, и так далее.
И каждая группка на прочие смотрит без любви, и все в нос друг другу тычут один и тот же знаменитый плакат:

"Вы нас даже не представляете".

Короткая заметка о повреждении нравов.

В книге о об образе врага в русской иконографии (в предыдущей записи желающий отыщет выходные данные) рассматривал сегодня гравюру, семнадцатого, кажется, века:
"Два демона жарят грешницу".
Рассматривал, да и подумал, что художник современный изобразил бы с тем же названием совершенно иную, куда как более фривольную сцену.

День цитат. Спешная эмиграция Казимира.

"Малевич ведь тоже когда-то уехал. И "Черный квадрат" он написал там, за границей. Это, конечно, не живопись в традиционном понимании. Это какое-то философское выражение видения чего-то. Он также представлял мир. Конечно, это не требует каких-то особых данных, но Малевич такими данными обладал, он хорошо рисовал. Вопрос о том, запрещать что-то или закрывать - но мы же уже закрывали, запрещали", - сказал Путин.

http://www.ria.ru/culture/20120207/559598571.html

Вопрос знатокам, на засыпку - куда уехал Малевич? Не уберегли, скоты. Да еще и врали столько лет, что умер в Ленинграде. Поскольку Путин ошибаться не может, биографию художника придется переписать.

(Почему-то вспомнил про вопрос на засыпку же, который ушлые профессора задавали во времена укромные студентам, штудирующим знаменитую работу Ленина "Материализм и эмпириокритицизм". - Куда ушел Плеханов в 1905 году? К унылой книге Ленина ответ отношения не имел, но был он таков: - Плеханов ушел в кусты.)

Ну и формулировка, конечно, божественная:

Это какое-то философское выражение видения чего-то.

Взять на вооружение, цитировать, разить оппонентов!

Выписи. Удовольствие от текста.

Давно не испытывал столько радости от чтения. Елена Вишленкова, "Визуальное народоведение империи, или "Увидеть русского дано не каждому", НЛО, 2011.
У автора - который находится под явным влиянием Фуко, что с точки зрения моих пристрастий, конечно, плюс, - есть несвойственное современным русским историкам умение обобщать вкупе с (несвойственными современным русским историкам) знаниями о том, как вообще принято анализировать тексты в наше-то время, а также обширная эрудиция, несвойственная современным русским философам.
Ну и плюс умение обращаться с языком, вообще мало кому свойственное.

Поясняя, например, как английский автор записок о России корректирует посредством текста впечатление от гравюр, на которых русские выглядят приличными людьми, Вишленкова пишет: "Текст конвоирует взгляд".

Несколько случайных цитат:

Вот один из поклонников естественности в конце восемнадцатого века сокрушается:

При нарядах Купчих и Мещанок, так и их дочерей, никогда уже не бывают забыты белила и румяны. Самые свежие и молодые, к сожалению, к порче их природной чрезвычайной, а большею частию, а особливо в Калуге, красоты, очень много употребляют сих, не нужных им прикрас.
(с. 123)

Тут взгляд цепляется за "особливо в Калуге", конечно.

Или вот прекрасный портрет кисти английского русофоба:

... и русский князь, и русский крестьянин похожи в одном: все они варвары. Навестите русского в его сельском доме, и вы найдете человека немытого, небритого, жующего репу и пьющего квас.
(с. 111)

Ростопчин, предтечей Маяковского:

Мне хочется хорошего: я люблю все русское, и если бы не был русский то желал бы быть русским, ибо я ничего лучше и славнее не знаю. Это бриллиант между камнями, лев между зверьми, орел между птицами.
(сс 174-175)

Или письмо с Кавказской линии забытого ныне поэта, не без неожиданной злободневности:

На то я искренно скажу тебе в ответ,
Что радости нет быть соседом Кабардинцов,
Татар, Калмык, Черкес, Чеченцев, Абазинцов,
У коих головы обриты до гола.
Их лица дикие покрыла тускла мгла,
У них крутые лбы, у них глаза кровавы;
Их лица вывеска, что их суровы нравы.

(с 140)

Вообще, там полно таких изящных мелочей.