Category: знаменитости

Category was added automatically. Read all entries about "знаменитости".

Два стихотворения о любви

1.       Длинное стихотворение с эпиграфом

Когда он кончил, был день.
В.Ф.Ходасевич. «Державин».

Не люблю любить. Любовь это лед.
Если лужа – то в луже погибнет флот.
Если шепот, рухнут все города.
Это счет за четыре тысячи лет,
То, чего не увидел Лот.

Это  такое да,
Которое страшнее, чем нет.

В раскаленной Москве, в пустой ее темноте
Бывшее с нами однажды утонет, и
Останутся пятна кафе, в которых сидят не те.
Потому что все не те, кто не ты.

И некуда ехать, но ждет такси,
И снится дождю, что завтра потоп,
А  я просто  должен найти слова для своей тоски,
И только потом, потом -

Потом выжигают глаза глаза,
И в пальцах огня ледяного иглы
У границы слов, или даже за,
Или –
Если это слова, их ангелы молвили.
Эти слова не слова, а молнии.
Там, где нет тебя и меня,
Плоть сильнее, чем имена.

Найти на ощупь, умереть около,
Ненадолго или навечно, но
Солнце лучами царапает окна,
Значит, кончилась наша ночь.

Розовеет утра тонкая кожица.
Время врет.
А я ведь говорил тебе, кажется,
Что любовь – это лед?

2.       Короткое стихотворение без эпиграфа.

Явится однажды филолог с лупою
(Кстати, это называется слава)
И докажет,  что каждое мое слово
О тебе, моя глупая.
 

Белая кружка с пятном у дна.

Все, что сказано ниже, конечно, быль, но,
Я неясно помню – мне было четыре, что ли.
Сквозь землю росла трава. Земле было больно.
Я лежал в траве, и не думал об этой боли.

А потом вдруг небо стало сплошная туча,
И я понял, что мне кроме тучи укрыться нечем.
Я бежал по полю, ноги босые муча,
И скрипел кузнечик, путая чет и нечет.

Я бежал к оврагу, к родным, туда, где родник.
Я был мал, я был каплей, ничем, пустотой беспутной.
Добежал, задыхался, плакал, вжимался в них.
И от деда принял кружку с водою мутной.

Мокрым носом тыкался вол ко младенцу в ясли.
И века хотели сбежать, да в болотах вязли.
И была та вода на вкус как все, что случится после.
Но откуда мог я узнать, что случится после?

Ледяная ломила зубы, а я и не подал виду,
Только пил и шептал – держись, ты же взрослый, ты же.

И давно уже умерли все, кто делил со мной эту воду.
И, наверное, я другой, хотя тучи те же. 

Национальная идея

начинает постепенно вырисовываться:

всей страной влезть в желтую Ладу-Калину, и овладеть решительно Сашей Грей. Как Америкой, ненавидимой и вожделенной.
Желательно - на фоне ковра. 

Открытка.

Не заметил, как вселенная сжалась,
И откуда здесь четыре стены.
Прежде мне помогала жалость,
Но сегодня тесны те сны.

Сначала подумал – буду за Будду,
Но после двинул, мурлыча вальс,
Туда, где по слову его, забуду
Всех, любимые, вас.

Пейзаж перед.

Восемьсот недобрых чеченцев в отеле Ритц,
499 доверенных лиц,
Девушка Света из города Иваново,
Михаил Леонтьев - поймали пьяного
на вокзале, собирался удрать...

И похоже, это вся королевская рать.

Нам пишут.

Добрый день!

Вы не смогли прийти на презентацию книги Ю.М. Лужкова и С.М. Линовича "Искусство, которое нельзя потерять!" В связи с этим высылаю вам пост-релиз о презентации, а также приглашаю вас на встречу с Мирей Матье в это воскресенье.

Мирей Матье обеспокоена судьбой русской матрешки


Это прекрасно, мне кажется.

Еще

телевизор показывал, как казаки завоевывают РГГУ.
Предводительствовал казаками почему-то Кирюша Фролов, известный городской дурачок, который обещал создать в подвалах означенного ВУЗа "мощный центр российской богословской мысли".
РГГУ, конечно, дыра в земле и не жалко его ни разу, - университет в Москве один, это все знают. Но вот что я подумал.
Интересно ведь, что было бы, приди богоспасаемые рейдеры в Гугу в те времена, когда там ректорствовал Невзли Леонид Борисович?
Я так думаю, проданные недорого и оптом казачки второй бы уже день собирали черемшу на высокогорных плантациях братской Чечни, а из Кирюши врачи какой-нибудь подмосковной больнички пытались бы без рвения извлечь древко хоругви.
Из самой что ни на есть сигмовидной кишки, как сказал бы Антон Борисович Носик, мой добрый друг.

Выписи: дело ЮКОСа

"Имение мое - от многочисленных родичей, - отвечал киликиянин, - но оказалось в моем единоличном владении, так что трачу я не чужое, а свое, однако трачу не только на себя, а еще и с хорошими людьми делюсь. Но вот доносчики клевещут, будто разбогател я не на пользу тирану, потому что ежели соберусь я затеять заговор, то будет мне богатство подспорьем, а ежели примкну к чужому заговору, то и его весьма подкреплю своими деньгами. Все эти обвинения составлены в роде пифийских пророчеств, например, что от чрезмерного де богатства родится дерзость и что богач-де голову несет высоко, а умом залетает далеко, и что деньги-де помеха законопослушанию и верноподданости, ибо богачи разве что по морде не бьют продажных проконсулов, а те за деньги все им спускают с рук".
(Флавий Филострат, Жизнь Аполлония Тианского, 7, 23).

Если ты думаешь, что у нас есть что-то такое, чего не было у древних, то зря. Гуманисты считали даже, что у греков точно был порох: у них в головах не укладывалось, как это греки, такие мудрые, и пороха не изобрели.
А еще - Михаил Леонтьев, вероятно, сделал бы карьеру при Домициане.

Вирус Тельникова

Мой дург Бычихин (недавно сошедший с ума, как пишут в интернете), возомнил себя Бритни Спирс.
В ответ на предложение пойти бухнуть выкатывает райдер: мол, двух страшных баб, литр разбавленного клинского и персональный столик в самом грязном подвале столицы, и тогда он подумает - придти ли.
Быча, очнись! Ты не Бритни Спирс! Ты - использованный инструмент планирования семьи с отверстием искусственного происхождения, сказал бы я, будь я интеллектуалом.

Написал

статью в любимом жанре - о том, как я куда-нибудь не пошел.
http://nights.russ.ru/events/121397111
На этот раз о том, как я не пошел на презентацию книги "Лимонов против Путина".
Ну и еще там о фашизме, педерастии и гениталиях Олега Кашина. Вот так вот.