Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Пальцы размять.

У Копьетряса, английского архивариуса,
(Боевая фамилия, хоть и досталась штатскому),
Есть рассказ о том, как Гамлету, принцу Датскому,
Явился однажды призрак жирафа Мариуса.

- Что-то, - рассказывал призрак, - они мне вложили в ухо,
И не успел я моргнуть, как уже откинул копыта.
Принц, отомсти! Отомсти за меня, братуха!
Преступление не должно быть забыто.

Далее, в приступе внезапной жирафофилии,
Произошло самоубийство прекрасной Офелии.
Из чего заключит представитель читательской массы,
Что датчане - законченные, неисправимые фортинбрасы.

Мои боевые слоны.

Опять собираются запрещать компьютерные шутеры.
Шутеры провоцируют массовые убийства. Оказывается. Вспоминают Копцева и "Постал". Великая, кстати, была игра - "Постал". Убьешь, бывалочи, соседа лопатой, запалишь библиотеку городскую, - и сразу на душе как-то полегче.
Но я думаю о другом. Я думаю - сколько же я времени потратил на стратегии. Ах, древний второй "Воркрафт". Ах, "Казаки".
Почему я до сих пор не собрал армию? Где мои бедуины с кара-мультуками? Где хотя бы стрельцы? Про метателей боевых топоров я даже не заикаюсь. Почему знакомые гоблины и орки сидят по кабакам, вместо того, чтобы крушить чужие фермы? Мне скоро сорок (ну, не совсем скоро, дожить бы, или зачем), а я до сих пор не сжег ни одной мельницы!!!
Я миром должен править, а что вместо этого? Снег, тоска, деградация.
И куда вообще смотрят депутаты Государственной Думы?!

Октябрь 93.

Кажется, весной еще журнал "Сеанс" попросил разных людей, и меня почему-то тоже, ответить на два вопроса про октябрь 93-го. Не знаю, попал ли текст, который я тогда написал, в журнал. Выложу, что ли, здесь.

1. Как Вы тогда восприняли это событие?
2. Что Вы думаете по этому поводу сегодня? Поменялась ли Ваша оценка этих событий спустя 20 лет?

1. Я отлично помню, как «тогда» воспринял это событие. Именно потому, что вообще тогда не интересовался политикой, и довольно слабо представлял, кто с кем сражается. Ну, то есть, в самых общих чертах, поскольку сохранить полное неведение все равно было невозможно: я знал, что коммунисты пытаются свалить Ельцина. Или наоборот. Обе стороны конфликта мне не нравились, и обе очень слабо занимали мое воображение.
И вот, как ни странно, я очень хорошо помню происходившее. Прозрачная московская осень. Солнце. Пустой университет – никто не пришел на пары. И мы с приятелем, который столь же смутно представлял себе, что все-таки происходит в Москве, решили пойти и посмотреть. Дошли до смотровой площадки МГУ. А там уже стояли ушлые какие-то люди, возможно, будущие миллиардеры, и сдавали желающим в аренду маленький телескоп для обозрения боевых действий в столице. Стоило это десять рублей. Или десять тысяч рублей. Или десять миллионов. Не помню, какие тогда были деньги. В общем, доступно.
И я смотрел. Несколько минут я смотрел, как три, да, кажется, три танка стреляют по Белому дому. Из Белого дома шел черный дым и сыпался какой-то мусор. Танки били поочередно, подпрыгивая при каждом выстреле.
И я почувствовал, как история горячо и нервно дышит мне в затылок. История рядом, но история эта – совершенно непонятная.
На самом деле, конечно, в затылок дышал мой приятель – пришла его очередь любоваться. Он потом говорил, что рассмотрел даже снайпера на крыше мэрии. Думаю, врал.
Вот так я это и воспринял – прозрачный воздух, солнце, игрушечные – расстояние все-таки приличное, танки, черный дым и клубы какого-то мусора.

2. Потом – то есть, много позже, на самом-то деле, - политика заставила собой интересоваться, и я, как многие мои сограждане, пытался понять, что же все-таки тогда произошло.
Долгое время суть произошедшего укладывалась для меня в афоризм Эллы Панеях: «День, когда наши танки раздавили большевистскую сволочь». Так красиво я сформулировать, конечно, не смог бы, оттого и пользуюсь чужим афоризмом.
А потом было еще одно «потом». Тут какая-то нечестность – как будто я без остановки думал о тех танках, это неправда, конечно, но событие – из разряда таких, к которым все время мыслями возвращаешься. И все время что-то новое про него начинаешь думать.
Я не историк, и не возьмусь судить, был ли возможен менее кровавый выход из ситуации двоевластия, не отвечу на вопрос, кто кого спровоцировал, и кто кем прикрылся.
Но вот, что мне сейчас кажется. Те события – не для тех, кто сидел в Белом доме, а для тех, кто им сопереживал, кто их телами своими прикрыл, - были в чистом виде русским бунтом. Со всеми особенностями, емко, в двух словах описанными классиком.

Бунтом громадного количества людей, которые почувствовали, что их вытесняют из истории. В дикость и нищету. Они могли называть это как угодно, могли рваться обратно в Союз, например. В конце концов, и во главе враждующих сторон стояли, как мы теперь понимаем, не бог весть какие мыслители, что уж говорить о рядовых бойцах. Но именно для рядовых бойцов (включаю сюда и сочувствующих, не только участвовавших) это была попытка зацепиться за историю. Спасти свою современность и не допустить возникновения современности совершенно для них чужой и непонятной. Такой, в которой им не нашлось бы места, такой, в которой они оказались бы нищими дикарями.
Они, кстати, и оказались.
Новая Россия родилась именно тогда. Никаких революционных событий с тех пор не происходило, что бы там ни говорили теперь адепты Путина или его бескомпромиссные критики. Вот тогда, из черного этого дыма и возникла страна, в которой мы теперь живем. Все, что происходило позже, в потенции уже существовало на момент, когда принимались решения о применении военной силы против людей, в том числе и безоружных.
Новая Россия превратилась в страну с идеологией не сверхпотребления даже, а какого-то стыдного обжорства, новая Россия изобрела новую тотальность – когда путь к сложному обжорству так или иначе лежит через государственные закрома, а начала этой новой тотальности были заложены именно тогда.
И вот теперь – символично, кстати, что под юбилей, - новая Россия делает вид, что поворачивается к людям, тогда из истории вычеркнутым, лицом. Все эти цацки, герои труда, речи о величии, постановочные митинги на Поклонной. То есть, странным образом, круг замыкается, и стрелявшие делают вид, что намерены обнять расстрелянных.
Может быть, это как раз новый этап. Первая настоящая революционная ситуация, с тех как раз памятных времен.
Но главное – раз уж вопрос в том, что поменялось в моем восприятии происшедшего, - я теперь не знаю, чьи это были танки. Точно ли наши.

(Для памяти и сравнения - Громов, мудрец брадатый, о том же
http://slon.ru/russia/den_rozhdeniya_putinskogo_rezhima-999360.xhtml)

И такой вот текст:

Он еще поспал немножко, и опять взглянул в окошко, а с платформы говорят:

- Просыпайся, товарищ, хватит это терпеть! Ура, товарищ! Мы представляем свободную коммунистическую армию батьки Пряника и конфискуем для нужд революции твое пальто! Торжествуй, же, товарищ! Так ты поможешь делу мировой революции! Пролетарии всех стран, соединяйтесь!

Он опять поспал немножко, и опять взглянул в окошко, а с платформы говорят:

- Поздравляю, господин. Город только что взят регулярными частями девятой добровольческой армии народного фронта. В связи с чем...


http://lenta.ru/columns/2012/08/13/dispersion/

Старости языка.

Звучит, как песня:

Критика РПЦ - это происки поддерживаемой извне оппозиции, считают отставные военные.

Сайт "Единой России", естественно.

Прелестно, прелестно:

«За всем этим стоят деструктивные оппозиционные силы внутри Российской Федерации, определенная политическая группа людей при поддержке извне, имеющих достаточные финансовые ресурсы и претендующих на большие политические амбиции, но не способных достичь их честным путем на основе правовых норм, закрепленных Конституцией», - отмечается в обращении.

Отставные военные держат марку. Политруки, должно быть.

Стратегического назначения.

Маленький человек в большом кабинете грустил.
"Четыре года этим скотам за пивом бегал, - думал маленький человек. - Терпел. Издевательства. Боролся. За страну. Как мог. Писал в Твиттер. Смайлики ставил. Сражался. И что же. Теперь все они отнимут у меня? Все? И уважение? И любовь сторонников? И большое правительство? И ядерный чемоданчик?"
Какая-то мысль, сперва тяжелая, неуклюжая, как сосновая заноза, вошла вдруг в большую голову маленького человека. Он дернулся как от укола, но мысль стала неожиданно легкой, ясной, полетела, как воланчик над дачным газоном.
"Все да не все, - бормотал маленький человек, истерично тыча в экран айпэда. - Как же, все. А вот это попробуй, отними. Я создам свою, собственную, настоящую армию. Ракеточные войска стратегического назначения. Снайперы. Тридцать восемь снайперов!"
Маленький человек не понял, откуда именно тридцать восемь, но не стал копаться, и продолжил писать.
"Снайперы! Воланчиком с тридцати шагов будут в глаз бить! Вот тут-то они и узнают, тут они все и поймут".

Редактор придворной газеты недоуменно перечитывал присланное из Кремля письмо. Что, вот это - и печатать? Вот это? А впрочем - из Кремля ведь, а он кто? Его дело маленькое.

Утром газета "Известия" сообщила читателям:

В 2012 году военное ведомство закупит около 10 тыс. бадминтонных ракеток и десятки тысяч воланчиков. Первыми в обязательном порядке начнут осваивать новый армейский вид спорта снайперы

http://izvestia.ru/news/506582

Наш корреспондент передает с театра боевых действий:

Утром курьер привез из магазина коробку с книгами. Книги я извлек, а коробку оставил на диване. В коробку немедленно вселился кот Мух, и начал там жить. Потом ушел по своим делам.
Пришел кот Рома. Кот Рома коротколап и неуклюж, влезть в коробку он не смог. Зато кот Рома умен. Он положил коробку на бок, и обосновался внутри нее, обретя крышу над головой.
Через некоторое время кот Мух вернулся, влез в коробку, и в невероятной тесноте затеял с котом Ромой безобразную драку. Победили, как это часто бывает, вес и опыт, посрамленный Рома бежал. Мух удовлетворился, и снова куда-то ушел.
Рома влез в коробку немедленно.
Мух тут же вернулся и схватка повторилась с прежним результатом.
Теперь Мух сидит в коробке, временами издавая мерзкие вопли. Рома лежит на какой-то тряпке неподалеку.
Мы будем следить за развитием событий.

Для памяти. Боевые навыки русских.

Есть на "Картун нетворкс" прекрасный сериал "Самурай Джек".
В одной из первых - или даже в самой первой серии - герой, которому надо победить мировое зло, ездит по разным странам и учится воевать. Ну, понятно - японцы учат его махать катаной, китайцы - шестом и так далее.
Россия также присутствует. На фоне вполне узнаваемого Собора В.Блаженного чернобородый мужчина в красной рубахе и смазных сапогах учит героя метать топоры в матрешку.

Левкин крут сегодня

даже сверх обычного:

http://wwww.saltt.ru/node/4123

Вот главное: «Медведев заглянул в седьмой класс, где проходил «Урок мира». Неплох уже и сам «Урок мира» в кадетском училище. Но, может, в седьмом классе их еще не учат убивать. Но что сообщает президент на «Уроке мира»? «Компьютеры не менее важное оружие, чем танк или автомат! А вообще даже более важное! — рассказал детям президент и призвал изучать программирование».

Вот да, никакого другого смысла изучать программирование, кроме оружейного нет. А также изучение матчасти «Фотошопа» в военных целях, использование программы «Ворд» для нанесения точечного удара по врагам Отчества, не говоря уже об интернете как основе разведработы под прикрытием.

Опять же, сидя за компьютером в разных вариантах уже лет 35, я никогда не мог подумать, что все это время имею дело конкретно с оружием. Что из этого следует? Ну, где мои звания (по выслуге явно должен был уже быть полковником), не говоря уже, что после такого известия конкретно ощущаешь, как надоела портупея и задолбали сапоги. А если прикинуть количество в той или иной мере компьютеризованного населения, то это ж уже просто народное ополчение какое-то. Одно непонятно: с кем все мы тут все это время боролись? Ну да, с лицензионным софтом, это понятно, но с кем еще? Короче, все мы тут на войне, а мы-то и не знали. Но уже назовите врага.

Архивное.

В наше распоряжение совершенно случайно попал черновик статьи, которую некий скромный автор собирался отправить в известное интернет-издание, но передумал.

Почему Вова смеется и обзывается кремлевским мечтателем?
Я все продумал. Все, что я предлагаю, реалистично.
Во-первых, мы создадим умную экономику. Сделаем умный рубль. Я в интернете видел – есть такие магнитофончики, совсем маленькие. Крохотульные такие магнитофончики. Непонятно, как вообще может быть такой маленький магнитофончик. Наверное, там внутри нанотехнологии. Надо бы, конечно, заказать себе такой для инновации, но разве этот гад Кудрин даст денег без вовиного приказа? А Вова никогда не купит мне такой магнитофончик. Ну ладно, это я отвлекся.
А как будет здорово! Мы в каждый рубль вмонтируем такой магнитофончик. Достаешь, допустим, купюру из кошелька, а она тебе говорит:
- Доллары – дрянь!
Или, еще:
- Инвестируй с умом!
Или даже так:
- Отдай меня жене.
Светлане, наверное, понравится.
Во-вторых, конечно, термояд. Тут придется купить набор «Юный физик». У меня такой был в школе. Наверное, это даже не дорого. Дешевле, чем магнитофончик. Там, в принципе, все есть.
Потом. Потом всем таджикам – я вот возьму да и издам указ немедленно – пересекающим границы РФ, мы будем давать докторскую степень. Штампом в паспорте! И сразу станет у нас много квалифицированных иностранных специалистов. Косяком попрут.
И еще перевооружим армию. По Кремлю все время ездят мужики с саблями на лошадях. Это Вова завел! Боже мой, позапрошлый век! Вот Кудрин выйдет в отпуск, я прошмыгну к нему в кабинет, возьму денег, и куплю им автомат! Пулемет! Нет, ракету! Искандер. И шестнадцать космических аппаратов.
Приедет Обама в следующий раз, а у меня почетный караул – с ракетой! На космических аппаратах! Так-то! Посмотрим тогда, кто настоящий президент. А кто так.
Кстати, Вова вчера, пока я выступал, читал журнал «Форбс» и смеялся. Интересно, почему.
Потом выясню. Сейчас о главном. Северный Кавказ. Нужно, чтобы кто-нибудь отвечал за Северный Кавказ. Лично. Неважно, кто. Совершенно случайный человек. Хоть генерал-майор милиции какой-нибудь. Допустим. Или даже майор. Где-то я недавно в интернете видел подходящего майора. Посмотрю в закладках.
Вот. Все реалистично. А то хиханьки. Вы меня еще просто плохо знаете.