Category: авиация

Category was added automatically. Read all entries about "авиация".

Ого как весело.

Сайт ДПНИ, заявление по теракту в Домодедово:

Национальный Совет ДПНИ выражает соболезнования родным и близким москвичей, погибших 24 января 2011 года от рук исламских террористов в московском аэропорту Домодедово.

Ну и так далее.
http://dpni.org/articles/novosti_dp/19834/

Нюанс - в дате и времени. "Россия: 2011-01-24 15:43:37"

До взрыва (16 32) оставалось чуть меньше часа. Сделайте скриншот кто-нибудь, поправят ведь сейчас.
Интересно, зачем они так. Кто кого подставляет?

(Апдейт для просветителей - я тоже понимаю, что это сбой в установках времени на сервере, на самом деле. Скучно с вами.)

Если

Медведев против Домодедово, то я за.

Второй день все борются с подлыми таксистами, завышавшими цены до двадцати, якобы, тонн. Алло, борцы, а вы бывали в Домодедово? Домодедово - единственный аэропорт в Москве, где отлично, без сбоев работает официальное такси с фиксированными тарифами. Очевидно, что официальное такси, которое надо у стойки заказывать, а не на улице ловить, взять и просто так завысить тарифы не может.
Плавающие тарифы - у стихийных конторок, представители которых бродят среди прибывших, и предлагают "подешевле, с чеком, если нужно".
И если вы хотите, сэкономив рублей триста, прокатиться на прокуренной и раздолбанной шахе, - это ваши герои.
Но им ведь бессмысленно повышать цены - они и существуют только потому, что могут предложить тариф дешевле официального. Или поймать лоха.
Плюс - отличный Аэроэкспресс за триста рублей раз в полчаса на Павелецкий. Вчера работал бесплатно.
Вот кто в таком случае завышал цены? На что? И зачем вы второй день репостите, ретвитите и обсуждаете очевидный бред?

"Домодедово по-прежнему во власти тьмы", -

прочел я сегодня в интернет-газете. И подумал: а ведь прекрасный получается сюжет.
Предновогодняя Москва. Весь планктон модернизации, офисный авангард, или как там это еще называют, брокеры, блогеры и прочие, все, словом, кто зарабатывает достаточно, чтобы сорваться отсюда на самолете ко всем чертям, хоть куда-нибудь, хоть в задрипанный Египет, топ-менеджеры крупных компаний, в последний момент решившие подорваться на Лазурный берег, и несчастные какие-нибудь секретарши, год копившие на трехдневный трип в Турции, вообще, практически, все - застряли в темном Домодедово.
Сперва их судьбой интересуются. О них пишут газеты, их показывают в новостях. Они - герои. Но все приедается. Через три дня сюжеты из аэропорта - уже не первые. Через неделю - болтаются где-то перед прогнозом погоды. Через две - никто и не вспоминает о застрявших.
Застрявшие, разумеется, истребляют первым делом служащих аэропорта (не позже, чем на четвертый день своего заточения), лишая тем самым себя же шанса на возвращение к цивилизации.
Аэропорт превращается в территорию войны каждого со всяким. Темные грезы Гоббса обретают плоть. У кафешек идут настоящие бои за протухшие бутерброды. Выигрывают, как должно, сперва те, кто крепче, после те - кто хитрее. Выстраиваются какие-то подобия военных сообществ. Вожди делят территорию и женщин.
Через месяц, доев все, что удалось найти в аэропорту, новые дикие идут набегом на окрестности.

А вокруг - нормальная, прежняя жизнь. Милиционеры отстреливают отбившихся от стада дикарей. Местные жители бьют супостатов дрекольем.
Вообще, предназначение громады с битыми стеклами постепенно забывается, но слухи о ней ходят дурные. Попавший туда случайно уже не возвращается. Оттуда слышится вой, а по ночам выплескиваются в мир шайки безжалостных грабителей, в которых люди опознаются довольно смутно.

"Домодедово по-прежнему во власти Тьмы", - сообщают газеты, и заглавная "Т" не кажется читателям случайной. Это был, по-моему, какой-то портал, говорит дед внуку. Мы использовали его неправильно, и выпустили в мир силы зла. Избегай лучше, внучек, этой дыры.

Мир вокруг тоже, конечно, меняется. В Москве пустеют многочисленные бизнес-центры - ведь все их обитатели сгинули в Домодедово. А люди простые толком и не знают, зачем все эти уродливые строения из сияющих стекол. Таджики-уборщики перестают их надраивать, разруха берет свое.
А люди вокруг приучаются жить без нефтедолларов, без рекламы, без дурных и легких денег. Варят на экспорт отменный сбитень, пекут папошники с вязигой. Облачаются в смазные сапоги и косоворотки.

Ил-2

Звонил Вова Акваланг, вернувшийся из летнего лагеря ЕСМ.
Я спросил, правда ли, что там готовят боевиков, и боевик ли теперь Вова.
Вова сказал, что готовят там кашу, а он штурмовик.
Вот так.
Он теперь не просто мальчик, а советский самолет.