ivan (ivand) wrote,
ivan
ivand

Categories:

Мемураное.

Андрей, это в продолжение разговора в курилке.

Тут многие мои добрые знакомые не без надрыва сообщали некоторое время назад что-то вроде: «Я начал любить Путина в 2004, когда за это ссылали в Сибирь…»
Поразительно, конечно, как поменялись в головах представления о новейшей истории, но я не об этом.
Я вот «начал любить Путина» в 1999 году. Я был моложе и даже еще глупее, чем сейчас, и, в общем, совершенно случайно оказавшись в ненужное время в ненужном месте, начал интересоваться, и, наверное, можно сказать, заниматься политикой. И мне нравился премьер, потом и.о., а потом и президент.
Тогда мне было стыдно за Ельцина. Я, между прочим, первые шестнадцать лет своей жизни прожил в лучшей стране мира, ну, то есть, успел прочесть и послушать все, что положено, и тяжело переживал ее превращение в населенную оборванцами клоаку, существующую на смешные подачки. Как-то меня в первый раз кольнуло еще при советской власти, когда папа принес с работы бундесверовский сухой паек – кофе, кексы, что-то еще, кажется, вкусное, кстати, послали добрые немцы. Я тогда (1989?) подумал, что брать не стоило. Не папе, а вообще. Подумал да и съел.
Между прочим, утраты ретроспективные, то есть осознание того факта, что Советский Союз был государством, мягко говоря, страшным, дались легко. А вот наблюдать молниеносное превращение наследницы его в какую-то глобальную латиноамериканского образца яму, - куда как потяжелее.
Наверное, поэтому мне понравился энергичный премьер, который взял да и натянул непобедимых чеченцев. И показал, что спокойно можно говорить с добрыми зарубежными партнерами, не демонстрируя немедленного желания униженно попросить немного денег.
Сейчас, конечно, все поменялось, но тогда казалось, что если президент пьяный с моста не падает – так и это уже не мало.
В 1999 году за активное проявление добрых чувств к новому премьеру вполне могли пробить голову, прецеденты, по крайней мере, были. В течение 2000 и 2001 я последовательно ссорился с дорогими мне людьми, пытаясь им доказать, что гимн Александрова, война в Чечне и разгром телеканалов – это не плохо. Ну, может, не вполне хорошо, но полезно. Чем больше доказывал, тем больше сомневался, естественно.
(Да, между прочим, я и сейчас считаю, что большой беды в разгоне НТВ не было, по крайней мере, логика действий власти понятна, а страна потеряла немногое; но как раз первый раз я совсем серьезно задумался о происходящем, наблюдая не сам разгон, а первый приступ шенячьего восторга в государственных СМИ. Теперь этим, конечно, никого не удивишь, но тогда впечатляло.)
Потом был скучный год 2002, я наблюдал вблизи выборы на Украине, и новые способы вести диалог с сопредельным государством тоже смутили. Потом был еще «Норд-Ост», который не смутил. Я и сейчас думаю, что террористов надо убивать, и, по большому счету, неважно как.
Потом был веселый две тысячи третий, ЮКОС, сумасшедшая жизнь внутри катастрофы, когда вокруг рушится маленький мира кусочек, а ты думаешь, что рушится вообще все и ты в центре большого взрыва, и это заводит, но вредит психике и мешает адекватно оценивать реальность (так живут сейчас всякие «несогласные», насколько я могу судить).
А потом большого взрыва не случилось, и я учил себя относиться к власти как к данности, где-то подлаживаясь, где-то и чему-то в меру сил мешая, а где-то отворачиваясь с эстетским презрением.
Никаких иллюзий у меня не осталось, я примерно понимал (можно почитать мои тогдашние тексты), куда все идет, хоть и не предвидел, конечно, каких масштабов достигнет в конце концов ныне наблюдаемый восторженный пиздец. Ну, а кто предвидел.
И вот этот – длящийся – период, пожалуй, единственный в моей жизни, за который мне стыдно.
Кому много дано, с того много спрашивают. Знал и не пытался вмешаться – значит отвечаешь за. Именно поэтому я отвечаю за происходящее сегодня со страной, а не потому, что, будучи восторженным юнцом, разоблачал век назад козни Гусинского, Лужкова и примкнувшего к ним Басаева.
И не ясно, что делать – вроде и поздно, и много нас таких адекватных, но глотнув сурковицы, продолжать себя обманывать, встраиваясь и повторяя мантру: это начало, цветы растут из навоза, зато они друг друга не убивают и нас не трогают, а потом и вовсе облагородятся, можно бы, конечно, если бы не.
Не убивают, но только ведь начнут, понятно же.
Включаться в хоровод опасных психопатов, которых в шутку называют оппозицией – еще того гнуснее.
Смешно, что нас таких, дальновидных, много. Я и то десятка с полтора знаю. Нас-то много, а толку нету.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 141 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →