January 24th, 2011

Поцелуй.

Год проходит за годом, мимо идут туристы и юные пионеры, рты глуповато раскрыты, в глазах ничего, кроме тусклого света, отраженного света ламп. А он все лежит в хрустальном гробу, прищурившись, ждет, - может этот – тот? Нет, снова не тот.
Но однажды, - он верит, - по Красной площади, скорее ночью, чем днем, пронесется всадник, распугав караул, у самого входа спрыгнет легко, войдет, и откинув крышку хрустального гроба, нежно возьмет в свои крепкие руки его легкую, пустую, лишенную мозга голову, и поцелует в синие губы.
И снова забьется сердце, несмотря даже на то, что сердце много лет назад достал из груди Збарский, лишенный жалости. И его, наверное, съели, потому что в России тогда было голодно, очень голодно.
Но теперь оно все равно забьется. Даже до поцелуя, раньше. Когда он услышит, как стучат копыта, еще на Тверской.
Всадник скажет: Вставай, Володя, к черту Россию, поедем куда-нибудь, где теплее, где нет Мавзолея, но есть в изобилии вкусное пиво, оденемся в черную кожу, как эти твои комиссары, наденем фуражки.
И будем кружится под музыку. Думаю, «Квин» тебе непременно понравится.
Эта твоя Апассионата – такая все-таки дрянь.

Для памяти, вековые традиции.

Крутая история, как-то вот не знал про это:

Вечером 23 августа 1958 года в пригороде Грозного, поселке Черноречье, где преимущественно проживали рабочие и служащие Грозненского химического завода, чеченец Лулу Мальсагов, находясь в нетрезвом состоянии, устроил драку с русским парнем Владимиром Коротчевым и нанес ему ножевые ранения в живот. Чуть позже Мальсагов вместе с другими чеченцами встретили только что демобилизованного из армии рабочего завода Евгения Степашина и несколько раз ударили его ножом. Ранения Степашина оказались смертельными, а Коротчева удалось спасти.

...


25-26 августа проститься с погибшим в поселок Черноречье прибыло много людей, требовавших публичной казни убийц Степашина. Многие из числа собравшихся у гроба погибшего настаивали на необходимости проведения траурного митинга с участием руководства обкома и горкома КПСС, Совета Министров ЧИ АССР. Однако по указанию того же обкома проведение какого-либо митинга разрешено не было. Тем не менее на территории химического завода и в Черноречье появились объявления о якобы предстоящем траурном митинге, организуемом в связи с убийством рабочего Степашина.

26 августа в 14 часов свыше трех тысяч человек, подняв на руки гроб с телом погибшего, направились в центр Грозного. Протестующие намеревались провести митинг на площади Ленина у здания обкома, на котором собирались вновь заявить о своих требованиях публичной казни арестованных, выселения паразитических элементов из числа чеченцев, проживающих в Черноречье.

...

Один из активистов, шофер автотранспортной конторы, предъявил ультиматум находившемуся в обкоме начальнику местного военного авиационного училища генерал-майору Степанову: либо выйти к толпе и выступить перед ней с заявлением о том, что чеченцы будут выселены из Грозного, либо быть через несколько минут растерзанным.

Взбунтовавшихся в здании обкома попытались приостановить группа секретарей первичных партийных организаций города и других партийных работников. Однако все они были избиты демонстрантами и выгнаны на улицу.

Захватив в обкоме знамя, часть толпы численностью в 500 человек направилась на штурм главпочтамта. Ворвавшись в здание, демонстранты потребовали связать их с Москвой.


Ну и так далее.
http://forestertula.livejournal.com/1710.html

Еще с утра надеялся

сегодня вечером улететь в Москву, S7, в Домодедово, но к часу дня понял, что не успеваю с делами, и купил билет на завтра.
А в стране, значит, и в самом деле избирательная кампания начинается. Снова всерьез, впервые за последние десять лет.
Когда ж им надоест нас убивать.